Федька Юршева-донька ? (Гольшанська, Шилович) - Индекс потомака

Из пројекта Родовид

Особа:894015
Generation of a large tree takes a lot of resources of our web server. Anonymous users can only see 7 generations of ancestors and 7 - of descendants on the full tree to decrease server loading by search engines. If you wish to see a full tree without registration, add text ?showfulltree=yes directly to the end of URL of this page. Please, don't use direct link to a full tree anywhere else.
11/1 <?> Федька Юршева-донька ? (Гольшанська, Шилович) [?]
Був одружений з донькою київського воєводи Юрші Федькою — вдовою князя Степанського, ймовірно, Михайла, дітей не мали.

У середині XV ст. князі Степанські ще раз виринають на денне світло. Один із них, що звався, здається, Михайлом, був жонатий на Федці, дочці пана Юрші, у 30‑х роках XV ст. сподвижника Свидригайла в боротьбі із Сигізмундом Кейстутовичем за литовський престол, а пізніше – активного провідника інтересів Вільна і в шлюбі з нею мав дочку Марію. Після смерті цього князя його вдова вийшла заміж за пана Олізара Шиловича, впливового представника місцевого клану Кирдіїв. Княжна Марія Степанська, у свою чергу, стала дружиною сина іншого сподвижника Свидригайла – луцького старости Немири Рязановича, якого звали Яків-Война, а після смерті останнього (на початку 60‑х років XV ст. вступила в шлюб із князем Семеном Васильовичем Несвіцьким / Збаразьким.

Десь у середині XV ст., коли у зв’язку з політичними змінами, очікуваними з наближенням смерті Свидригайла († 1452), верхівка Волині почала клопотатися перед віленським двором за підтвердження їй маєтків, з’являється князь Іван Степанський, за одним зі скупих реґестів у третій книзі записів Литовської Метрики, реципієнт привілею Казимира на маєток Череясел, що становив його отчину. На цій особі чоловіча лінія князів Степанських обривається, і пізніше не чути вже про неї.

Спустя век, в 1488 г., Федка, жена Олизара Шиловича, составила дарственную для своего племянника Богдана на земли, находившиеся в ее волынских владениях, указав в списке «послухов»: «...а при том была дочка моя княгиня Марья Семеновна Ровен-ская...»

2

21/2 <1+?> Марія Михайлівна Рівненська Степанська Гольшанська [Гольшанські]
На завершення розповіді про фундаторку Рівного згадаймо її родовідні корені. Рівненський драматург Іван Білоус дослідив, що походить вона зі знатного аристократичного роду, її батько – Олізар Шилович, володимирський і луцький староста, маршалок Волинської землі. Маріїн дід Гаврило був одним із найближчих радних князя Свидригайла. Шиловичі належали до роду Кірдеїв, основником якого був один із перекопських володарів, який перейшов на службу до галицьких князів.

На схилі літ княгиня Марія доручила управляти своїми маєтностями внучці Ганні-Тетяні, а сама зайнялася благодійністю: допомагала убогим, робила великі пожертви церквам, Києво-Печерській лаврі. У Городку, подарованому лаврі, засновано монастир і резиденцію митрополитів.

Померла княгиня Марія 1518 року. Король Сигізмунд видав привілей, яким усі її маєтності (невдовзі вони стали зватися Ровенщизною) визнав власністю князя К. Острозького – чоловіка Ганни-Тетяни. Через три роки помирає і вона, а ще через дев’ять років не стало і князя Костянтина. Обоє вони поховані в Києво-Печерській лаврі.

Треба розуміти, що Яків Война Немирич переписав своїй дружині, княгині Марії Степанській, як вено, частину вотчинної землі в Левковичах. Княжна Марія після смерті Якова Войни Немирича у 1461 році вдруге вийшла заміж за князя Василя Семеновича Збаразького. З цього й випливає, чому потомки князів Збаразьких претендували на землю Немиричів-Невмержицьких.

Звернення князів Збаразьких до Люблінського Трибуналу стало основним доказом того, що вотчина Немирі Резановича знаходилася в Левковичах та Невмиричах Овруцького повіту (на місці сучасного села Левковичі).

Іван Левковський звернув увагу на документ Люблінського трибуналу (Книга №2, 1604 року лист 1715), в якому нащадки князів Збаразьких вимагають від дворян Левковських повернути їм, як спадщину, грунти Остапівські й Сосновські в Левковичах та частину грунту Васьківського Невмирицького, в «земле киевской лежащего». Під час дослідження цього документа та вивчення родословної князів Збаразьких встановлено, що княгиня Збаразька Марія – вона ж княжна Ровенська та княжна Степанська – була дружиною Якова Войни Немирича, батько якого, Немиря Резанович, був відомим діячем у Великому князівстві Руському на Волині у князівстві князя Свидригайла Ольгердовича.

Треба розуміти, що Яків Война Немирич переписав своїй дружині, княгині Марії Степанській, як вено, частину вотчинної землі в Левковичах. Княжна Марія після смерті Якова Войни Немирича у 1461 році вдруге вийшла заміж за князя Василя Семеновича Збаразького. З цього й випливає, чому потомки князів Збаразьких претендували на землю Немиричів-Невмержицьких.

Звернення князів Збаразьких до Люблінського Трибуналу стало основним доказом того, що вотчина Немирі Резановича знаходилася в Левковичах та Невмиричах Овруцького повіту (на місці сучасного села Левковичі).

3

41/3 <2+3> Анастасія Семенівна Збаразька (Гольшанська) [Збаразькі] 32/3 <2+2> Maria Niemirzyc (Czartoryska) [Niemirzycowie]
Рођење: 1466
Смрт: 1505
53/3 <2+2> Василий Немирич [Немиричи]

4

81/4 <3+?> Ганна Михайлівна Чорторийська (Гольшанська) [Чорторийські]
72/4 <3+?> Федір Михайлович Теодор Чарторийський [Чарторийські]
63/4 <4+4> Тетяна Ганна Семенівна Гольшанська (Острозька, Корецька) [Гольшанські]
Титуле : княжна
Свадба: <7> Константин Иванович Острожский [Острожские] b. 1460 d. 11 септембар 1530, І
Смрт: 12 јул 1522
Після смерті Тетяни / Ганни з Гольшанських († 12. 07. 1522) за посередництвом київського митрополита Йосифа й земського підскар-

бія Богуша Боговитиновича князь Острозький уклав угоду з княгинею Анастасією Слуцькою про одруження з її дочкою Олександрою. У зв’язку з цим 26 липня 1522 р., перед виїздом до Мінська на господарську службу, він склав у Вільні лист, де взяв на себе обов’язок до видачі майбутній дружині листа на віно нікому не записувати, заставляти чи дарувати свої родові, вислужені й куплені маєтки, щоб це віно було на повній третині володінь, а дітей із нею любити так само, як Іллю, народженого першою жінкою; після смерті гетьмана всі його володіння незалежно від часу й характеру їх набуття Ілля й сини, які з’являться в шлюбі з княжною Слуцькою, мали поділити на рівні частини; окремо нікому з них він нічого не записуватиме.

Оставались, правда, две дочери, Анастасия Семеновна, принявшая титул княгини Степанской после смерти отца и Татьяна Семеновна, жена знаменитого Константина Острожского. Анастасия Семеновна, владела княжеством Степанским, находясь в доле со своим кузеном, сыном казненного Ивана Юрьевича, Юрием Ивановичем Гольшанским. Только после ее смерти в 1511 году, права на Степань перешли к ее сестре Татьяне Семеновне Острожской, княжне Гольшанской. Муж Татьяны Семеновны, могущественный Константин Острожский, немедленно заявил о своих правах на Степань. Долгие судебные разбирательства привели к лишению Юрия Ивановича Гольшанского прав на долю во владении и Степань, полностью перешла к Татьяне Семеновне и ее мужу Константину Острожскому. Необходимо отметить, что громкое дело на этом не закончилось. Уже после смерти последнего князя Гольшанского, его наследники, коих было немало, участвовали в тяжбах с князем Острожским, по поводу судьбы усадьбы Степань.

5

111/5 <8+5> w Юрий (Григорий) Иванович Гольшанский (Гольшанский-Дубровицкий) [Гольшанские]
Свадба: <8> Мария Андреевна Сангушко (Гольшанская) [Сангушки]
Свадба: <9> Ульяна Ивановна Боровская (Дубровицкая-Гольшанская) [Боровские] , первый брак
Титуле : од 1505, Дубровиця, Князь дубровицкий
Титуле : од 1505, Степань, Князь степанский
Титуле : од 1511, Гольшань, Князь гольшанський
Смрт: 1536
92/5 <6+7> w Илья Константинович Острожский [Острожские]
Рођење: 1510
Титуле : князь
Професија : од 1530, староста Брацлавский и Винницкий
Свадба: <10> Беата Косцелецкая (Острожская, Лаская) [Косцелецкие] b. 1515 d. 1576, І
Смрт: 20 август 1539, Острог
123/5 <7+6> Іван Федорович Чарторийський [Чарторийські]
104/5 <8+5> Юліанія Іванівна Дубровицька (Мстиславська, Ольшанська) [Дубровицькі]
Титуле : Річ Посполита, княжна
Свадба: <11> w Михаил Иванович Мстиславский [Мстиславские] d. ~ 1529
Смрт: ~ 1554, Річ Посполита
135/5 <7+6> Александр Фёдорович Чарторыйский [Чарторыйские]
волынский воевода (1566-1571)

6

141/6 <11+8> Богдана Юрьевна Гольшанская-Дубровицкая (Вишневецкая) [Гольшанские]
Титуле : княжна
Свадба: <13> Фёдор Михайлович 2-й Вишневецкий [Вишневецкие] d. > 1549
Смрт: < 1535
172/6 <10+11> Фёдор Михайлович Мстиславский [Мстиславские]
Основатель рода Мстиславских
163/6 <9+10> Елизавета (Эльжбета, Галшка) Острожская (Сангушко, Гурка) [Острожские]
Рођење: 19 новембар 1539, Острог
Титуле : княжна
Свадба: <15> Дмитрий Фёдорович Сангушко [Сангушки] d. 3 фебруар 1554, І, Острог, брак не признан польским королём
Свадба: <16> Лукаш ІІІ Гурка [Гурки] b. ~ 1533 d. 23 јануар 1573, ІІ, замок Вавель, Краков
Свадба: <17> Семен Юрійович Олелькович [Олельковичі] b. ~ 1534 d. 1560, ІІІ, Львов, брак не признан польским королём
Свадба: > 1573
Смрт: децембар 1582, Дубно
254/6 <11+9> Владимир Юрьевич Гольшанский (Дубровицкий) [Гольшанские]
Титуле : князь Дубровицкий
Свадба: <18> Марина Васильевна Соломерецкая [Соломерецкие]
Смрт: ~ 1545
sprawca woj.kijowski 1543
245/6 <11+9> Иван (Януш) Юрьевич Гольшанский (Дубровицкий) [Гольшанские]
Титуле : князь Дубровицкий и Гольшанский
Свадба: <19> Єлизавета Ганна Радзивіл [Радзивіли]
Смрт: 1549
воевода троцкий 1546
156/6 <12+33!> Jerzy Ivan Czartoryski [Чарторыйские]
староста луцький.
207/6 <11+8> Semen Holszański (Dubrowicki) [Holszańscy]
Свадба: <21> Anna Elżbieta Radziwiłł [Radziwiłłowie] b. 1518 d. 1558
Смрт: 1556
książę, stolnik litewski
198/6 <11+8> Олена Юріївна Олександра Гольшанська (Дубровицька, Сапіга) [Гольшанські]
Титуле : княжна
Свадба: <22> Павло Іванів син Сапіга [Сапіги] b. 1490 d. 1579
Смрт: < 1557
189/6 <11+9> Анастасия Юрьевна Гольшанская-Дубровицкая (Заславская) [Гольшанские]
Титуле : княжна
Свадба: <23> Кузьма Иванович Заславский [Заславские] b. < 1511 d. 9 мај 1556
Смрт: 1561
2210/6 <13+12> Марина Александровна Чарторыйская (Сапега) [Чарторыйские]
Свадба: <24> Andrzej Sapieha [Sapieha] d. 1621
Смрт: 1570
2611/6 <11+8> Федора (Федка) Юрьевна Гольшанская (Дубровицкая) (Соломерецкая) [Гольшанские] 2112/6 <13+12> Михайло Олександрович Чарторийський [Чарторийські]
starosta żytomierski (1574-1582)
2713/6 <11> Мария Юрьевна Гольшанская (Монтовт, Козинская, Курбская) [Гольшанские]
её третий брак состоялся при содействии короля Сигизмунда ІІІ, принесла своему мужу в приданное многие имения на Волыни, но отношения с мужем не сложились, вскоре она обращалась к королю с жалобой на побои и даже на "посягательство на её жизнь"; от первых двоих браков имела 2 сына и 1 дочь, от 3 мужа детей не имела
2314/6 <11+8> Софія Юріївна Гольшанська-Дубровицька (Полубенська) [Гольшанські]
Титуле : княжна
Свадба: <30> Александр Иванович Полубенский [Полубенские] d. изм 1607 и 1608
Смрт: 1594
2815/6 <12+33!> Олена Іванівна Чорторийська (Горностай) [Чарторыйские]
ОЛЕНА ІВАНІВНА ЧОРТОРИЙСЬКА († після 1596). ~ Остап Горностай.

Так монастир закріпився за родом Чарторийських. Одним з його власників був князь Юрій Чарторийський, який передав своїй сестрі Єлені, котра була заміжня за Євстафієм Горностаєм, воєводою Новгородським, право викупити Пересопницю разом з монастирем. Єлена Горностаєва так і зробила: викупила село Пересопницю з монастирем і подарувала село, а також іншу "нерухомість" Пересопницькому монастирю. У давніх актах згадуються наступні маєтки цього монастиря - села Чемерчин, Грабово, Дядьковичі і Макотерти.

Благоденствував монастир недовго. Від спадкоємців Єлени він не отримував вже жодних преференцій та дарунків. Та поки була жива Горностаєва, вона активно займалася монастирем: склала для нього оригінальний статут, заснувала шпиталь для вбогих і недужих, а також школу для дітей.

7

291/7 <19+22> Mikołaj Michał Sapieha [Sapieha]
marszalek hospodarski 1566, wojewoda minski 1576, wojewoda brzeski 1588, wojewoda witebski 1588, starosta orszanski
332/7 <18+23> Анна Кузьмовна Заславская (Чарторыйская) [Заславские]
Рођење: > 1530, или 1527
Титуле : княжна
Свадба: <12!> Іван Федорович Чарторийський [Чарторийські] b. 1521 d. < 1589
Смрт: 1582, или 1590
383/7 <19+22> Федора Павлівна Сапіга [Сапіги]
Теодора (Федора) Павловна Сапега (род. в Кодене (под Люблином), в 1532 (?) г.; отец - князь Павел Сапега, мать - княгиня Олена Гольшанская; первый муж - Адам Чиж). Единственная их дочь: Регина Волович.
314/7 <18+23> Janusz Zasławski [Zasławscy]
Рођење: изм 1538 и 1543
Титуле : князь
Свадба: <35> Marianna Kierdej (Zasławska) [Kierdejowie]
Свадба: <35!> Marianna Kierdej (Zasławska) [Kierdejowie]
Смрт: 27 јул 1562
365/7 <16+15+?> Северин Наливайко [Наливайки]
Рођење: ~ 1560
Смрт: 11 април 1597
Тут же постає у пам’яті й інша обставина. Северина Наливайка стратили тільки після смерті Ганни Ягелонівни. Чи не опікувалась Ганна Ягелонівна з якоїсь причини таємно, так само, як і князь Василь-Костянтин Острозький, Северином Наливайком? Очевидно, щось пов’язувало ці три особи. Через товщу століть, які віддаляють нас від цих подій, важко дійти істини в цьому питанні, але прекрасний знавець нашої історії, видавець Сергій Станіславович Коваленко, висловив дуже цікаве припущення: «А якщо ці особи були пов’язані втаємниченою кровною спорідненістю?».

У деяких історичних джерелах є свідчення, що племінниця князя Костянтина-Василя Острозького, знаменита княжна Гальшка Острозька у 1554 році народила сина від князя Дмитра Сангушка, вбитого у чеському місті Яромирі ще до народження дитини. Щоб новонароджений хлопчик не був на заваді при влаштуванні подальшої долі Гальшки Острозької, її мати — Беата Костелецька — віддає його на всиновлення у вірну князям Острозьким родину Наливайків до Гусятина (подалі від Острога). Цим хлопчиком міг бути Северин Наливайко, адже рік народження дитини Гальшкою Острозькою і приблизний рік народження Северина Наливайка збігаються. Таке припущення дозволяє пояснити багато фактів у близьких і довірливих стосунках між фактичним некоронованим королем тодішньої України — князем Василем-Костянтином Острозьким і так званим селянським сином (за визначенням радянської історіографії) Северином Наливайком.

Северин, за словами істориків, ніби мав сестру Ольгу і двох братів. Проте в історії відомий лише його старший брат, Дем‘ян Наливайко, який служив священиком в особистій церкві магната Костянтина Острозького в м. Острозі, що стояла в замку. Після повстання Дем‘ян став протокопом, а згодом духовником князя Острозького. Відомий своєю освіченістю й непримиренністю до будь-яких спроб підпорядкувати православну церкву католицькій. Северин також мав свою сім‘ю, але проти неї в документах немає точних даних.

Батько Северин Наливайко Наливайка постійно жив у м. Гусятині, мав там хату і невелику ділянку землі. Його землю у 80-х роках 16ст. надумав захопити місцевий магнат Калиновський, він напав на двір Наливайка, пограбував майно, захопив землю, побив старого так, що той через кілька днів помер. З того часу мати Северина переселилася в Острог до свого старшого сина Дем‘яна.

Звернення до короля польського: "Народ Русский, бывши в союзе сначала с княжеством Литовским, а потом – и с Королевством Польским не был никогда от них завоеван...".

В 1594 году, в Литве явился Наливайко, казак Запорожский, и наделал там много бед; с ним было несколько тысяч человек, к которым присоединились все негодяи для своеволия. Поветы выслали против него свои войска; ротмистрам, состоявшим на жалованье, велено также выступить. Осторожный Наливайко не давался в руки; наконец под Лубнами был пойман; немедленно отослан к королю с несколькими знатнейшими участниками, и потом четвертован. 1 Брат мой Ян был в этом походе с паном Николаем Слушкою.

Становище козацтва перед вступом на історичний терен Петра Сагайдачного було вкрай сумне: ще недавно (а саме 1596 року) козаки з їхніми гетьманами Лободою та Наливайком були жорстоко розбиті поляками в урочищі Солониця під Лубнами (Полтавщина). Після цього, в козацькому війську, розпочався якийсь коловорот. Про це свідчить зміна п'ятнадцяти ватажків протягом 10 років, яких козаки називали "гетьманами", а поляки "козацькими старшими". Саме після цих подій вступив (близько 1606 року) в звання гетьмана Петро Сагайдачний.

Краєзнавцем-дослідником Миколою Пашковцем, який досліджував постать Северина Наливайка, припущено на основі історичних джерелах, що княжна Гальшка Острозька у 1554 році народила сина від князя Дмитра Сангушка. Але князя було вбито і Беата Костелецька, щоб дитина не заважала в її подальших інтригах стосовно подальшої долі Гальшки, віддала його на всиновлення у вірну Острозьким родину Наливайків до Гусятина. Цим хлопчиком міг бути Северин Наливайко, тому що рік народження дитини Гальшкою та приблизний рік народження Северина Наливайка сходяться. Така гіпотеза може пояснити довірливі стосунки між князем Василем-Костянтином Острозьким і сином селянина Северином Наливайком. Спочатку Дем'ян Наливайко, а пізніше Северин перебували при дворі і були не простими слугами, а Дем'ян виконував роль особистого духівника князя, Северин був командувачем особистої охорони князя. Це свідчило про велик довіру князя. Про те, що у Гальшки був син мова йде і у волинських легендах:

Син її не загинув. Він пережив свою матір. Його вигодувала своїм мужицьким молоком бідна селянка. Коли підріс, йому розповіли всю правду, і він схимником поселився в кам'яній печері, що біля Межирича, з якої щодня бачив княжий замок. Люди його любили й поважали за добре серце, за гарні поради і готовність кожному прийти на допомогу. Вечорами, коли темрява покривала всю землю, цікаве око могло побачити, як він довго простоював на колінах з заломленими вгору руками. Мабуть, сердешний молився за свою нещасну матір. [20]

Неоднозначно оцінює постать Северина Наливайка Михайло Грушевський:

« «Скоро по смерти — а, може, ще й за життя Наливайко виріс до розмірів бунтівника — претендента на корону, кандидата на українського короля.»

В этом кипящем котле взаимной нетерпимости, вражды и ненависти, вынужденно сдерживаемой наличием внешних угроз - любой мало-мальски серьезный человек мог творить всё, что угодно - причем (если у него при этом хватало хитрости, ума и сообразительности) делать это чужими руками. Благо, добровольцев для этой работы специально искать не нужно было - довольно было кликнуть клич…. Людей, равнодушных к чужой (как, впрочем, и своей) жизни в те времена на Руси было изрядно!

Происхождение Северина Наливайко по сию пору достоверно неизвестно; каноническая версия гласит, что он был младшим сыном мелкого шляхтича (по другим сведениям - скорняка) из Гусятина, родился не то в Остроге, не то в Каменце; после насильственной смерти отца (от руки челядинцев шляхтича Калиновского - коему приглянулся наливайковский хутор) - вместе с матерью перебрался в Острог, под крыло старшего брата Демьяна. Правда, есть мнение, что старший Наливайко принял в свою семью внучатого племянника Василия Константина Острожского - сына Гальшки Острожской и Дмитрия Сангушко - который, возмужав, сделался одним из руководителей личной охраны князя Василия Константина. Впрочем, это уже частности - главное, что Северин был как раз именно таким человеком, который абсолютно и полностью подходил для выполнения тех задач, которые ему поставил старый князь Острожский.

Итак, начало девяностых годов шестнадцатого века. Тридцатишестилетний Северин - сотник надворной хоругви князя Острожского. Служба серьезная и ответственная, при этом - ничуть не «придворная». Полк личной охраны князя Острожского (так на современном русском звучит «надворная хоругвь») участвует во всех битвах и междоусобицах, в которых воюет гетман Великого княжества Литовского, воевода киевский и староста белоцерковский Василий Острожский. В том числе - и в подавлении восстания Яна Кшиштофа Коссинского, произошедшего в 1592-1593 годах (за что, кстати, потом Наливайке пришлось долго и тяжело извинятся перед запорожскими казаками, в конце концов отжалев им полторы тысячи строевых коней). Но Василий Острожский видит, что молодой сотник способен на гораздо большее - и посему благословляет его на «свободное плавание»…

Зачем это старому князю?

Реалии конца XVI века разительно отличались от ныне существующих - посему экстраполировать морально-нравственные нормы сегодняшнего (да и вчерашнего, и позавчерашнего дня) на те лихие времена - смешно и глупо. Как., впрочем, и делать из Северина Наливайко «борца за народное счастье»; сие столь же нелепо, как рядить Константина Василия Острожского в тогу «хранителя православия». Эти люди жили во времена, весьма отличающиеся от наших, и рассматривать их действия с точки зрения жителя XXI века - значит, совершать серьезную ошибку.

Кем был Северин Наливайко к середине девяностых годов? Атаманом удалой шайки разбойников, если говорить простыми словами. Но шайки весьма могущественной - с которой не чурались общаться иноземные государи! Император Рудольф II (рукою своего представителя Эриха Ласоты) подписал с Наливайкой договор о совместных действиях против татар и турок - и казаки добросовестно в 1594 и 1595 годах предприняли три похода на врагов императора. Первый такой поход предпринят был Наливайкой в конце июня 1594 года - с целью произвести диверсию в тылу турецкой армии. Его отряд, состоящий из двух тысяч «людей из разного народа, иногда беглецов и преступников», вышел на Брацлавщину с целью не допустить соединения татар с турками, идущими в Венгрию - о чём Наливайко известил письмом коронного гетмана Яна Замойского. Впрочем, маневр сей успехом не увенчался - «татары, обманув казаков, проскакали в Венгрию через Покутье. Прибежав по следам татар до Теребовля и не видя возможности догнать их, Наливайко возвратился назад с большой добычей».

Заметьте - ДОБЫЧЕЙ! Возвратившись назад, на Подолию, Наливайко нашел нужным отправить, через двух своих посланцев, часть захваченной ими добычи в Запорожскую Сечь, желая «загладить тем свою вину перед низовыми братчиками в том, что он во время походов Косинского сражался против запорожцев». Посланцы Наливайко прибыли в Сечь 1 июля 1594 года, и прежде всего попросили прощения у запорожских казаков от имени Наливайки за то, что он некогда стоял против низовых козаков, объяснив его действия тем, что в то время Наливайко служил киевскому воеводе (Константину Острожскому), против которого враждовали запорожцы, и потому должен был повиноваться ему. Но во искупление своего поведения во время восстания Коссинского Наливайко предложил запорожским казакам полторы тысячи лошадей, взятых им в качестве добычи у Теребовли - на чём, собственно, вражда и завершилась. С этого момента Наливайко - полноправный союзник запорожцев…

Но при этом, несмотря на всю удалую вольницу, и отряд Наливайко, и запорожцы - продолжают полагать себя союзниками Польши, более того - подданными польского короля. Ни о каких мятежах и тому подобных забавах речи не идёт - зачем? Южноукраинские степи меж Днепром и Дунаем - неисчерпаемый источник военной добычи, тем более - в борьбе с врагами Христовыми! В таких условиях всегда полезно иметь за спиной союзника - за помощью к которому, при нужде, всегда можно обратиться, буде припрет нужда. Военное счастье, как известно, переменчиво…

Осенью 1594 года посполитое рушение коронных земель, числом в пятнадцать тысяч сабель, под руководством Яна Замойского и при участии Зебжидовского, Конецпольского, Острожского, Збаражского, Заславского, Мнишка, Мелецкого, Остророга, Липского, Горайского и других, менее знатных панов, выступило к Карпатам - чтобы перехватить возвращающихся из Венгрии татар, отягощённых огромной добычей. В это же время снятынский староста Николай Язловецкий предлагает Наливайке и запорожскому гетману Лободе совместный поход на Крым - дабы на северном берегу Сиваша попытаться перехватить татар в том случае, если им удастся проскользнуть мимо засады коронного войска. Наливайко и Лобода поначалу соглашаются - но как раз в это время их призывает в северную Молдавию германский император Рудольф II, которому полезнее было видеть запорожцев в Волощине, нежели в Крыму. Отряды запорожцев и «джентльменов удачи» Наливайко направляются на Брацлавщину - но татары умудряются обмануть и коронное войско, и казаков, и успешно прорываются через Сороки к Южному Бугу, переправляются через него и уходят в Крым - уводя с собой бесчисленное количество ясыря. Лобода и запорожцы с досады снимаются со стоянок в степи и уходят на Сечь - Наливайко же во главе своего отряда в две с половиной тысячи сабель (кавалерийская дивизия, если оперировать современными понятиями) занимает Брацлав и изгоняет оттуда поставленного королем старосту Юрия Струся.

И вот с этого момента мы можем говорить о «восстании Наливайко»…

А теперь вопрос - ЗАЧЕМ было удачливому предводителю разбойничьей шайки, казацкому вождю и успешному кондотьеру, в чьей дружбе нуждался и польский король, и австрийский император, и кого всерьез опасались в Бахчисарае и Истамбуле - плюнуть на всё и затеять безумную авантюру с восстанием против собственного суверена, по большому счету - кровавую междоусобицу? К чему было поднимать мятеж против короля, который всегда сквозь пальцы смотрел на все наливайковские «шалости» - даже на самочинные реквизиции (называемые «стациями»), проводившиеся посланцами Наливайко по всей Брацлавщине?

А затем, что восстание это понадобилось человеку, давшему Северину Наливайко ВСЁ - и сделавшему это с весьма продуманной целью. Константин Василий Острожский, даже по меркам Великого княжества Литовского, Русского и жамойтского, в котором богатством магнатских родов никого удивить было нельзя - был несметно богат. Его владения располагались в Подолии, Галиции и на Волыни, насчитывали 25 городов, 10 местечек, 670 сёл и более тысячи деревень и хуторов, доход с которых достигал колоссальной по тому времени цифры 1.200.000 полукоп грошей литовских (злотых) в год (для сравнения - в 1587 году за 2 копы (120 грошей) можно было купить коня или вола, за три полукопы - корову, за 20 грошей - барана. Тулуп из овчины оценивался в 1 копу, топор - в 6 грошей).

Доходы князя Острожского были сравнимы с государственными доходами всего Великого княжества Литовского!

Но богатство это не приносило князю радости - в политическом плане он чувствовал свою полную ничтожность и бессилие. Его попытка короноваться в Кракове после смерти Штефана Батори натолкнулась на злобные насмешки польской католической шляхты, то же ждало его в Кракове и после смерти Сигизмунда III Вазы, а его попытки заключить унию с Польшей на выгодных для Княжества условиях провалились. И даже устроенный им брак племянницы Гальшки Острожской с Дмитрием Сангушко - рухнул, во многом благодаря интригам матери Гальшки Беаты и иезуитов, а Дмитрий был убит в Чехии. Переход русских земель Великого княжества Литовского под власть Кракова, что было одним из условий Люблинской унии - делали положение князя Острожского окончательно безвыходным. С этого момента католики-поляки получали полное и абсолютное преобладание над старинными русскими магнатскими родами, и какой-нибудь выскочка-шляхтич был - с точки зрения коронной юстиции - куда более уважаемым человеком, чем православный боярин, пусть хоть и Гедиминович по происхождению.

Посему князь Острожский исподволь начал готовить реванш - главным действующим лицом которого и должен был стать удалой казацкий полковник Северин Наливайко, незаконнорожденный сын несчастной Гальшки Острожской, бывший, по матери - Рюриковичем, по отцу - Дмитрию Сангушко - Гедиминовичем. Который, при нужде, мог свободно претендовать на престол хоть в Кракове, хоть в Москве, хоть в Вильне.

Жолкевский, оставив своё войско добивать остатки мятежников, вернулся в Киев, откуда отправился во Львов - где вручил коронному гетману Яну Замойскому знамена и пленных - во главе с Наливайко. 12 августа 1596 года бывшего предводителя восстания и шестерых его товарищей привезли в Варшаву - причем поляки постарались обставить это на манер римских «триумфов».Процессия состояла из нескольких десятков открытых карет, колясок и телег. .Сначала ехали ротмистры - посланцы от коронного войска. За ними везли восемнадцать пушек, трофейные флаги и пленных. Наливайко везли в отдельной карете, а за ним, по двое, его соратников. По дороге процессия специально свернула к королевской резиденции Уяздов - старая королева Анна Ягеллоновна попросила Замойского показать ему Наливайко.

Их встреча произошла около полудня. Наливайко, поднявшись с сиденья своей кареты, учтиво приветствовал королеву - стоящую на балконе дворца. Старая женщина едва заметно кивнула ему, зачем-то поднесла к глазам платок - после чего удалилась в глубину комнат. Процессия продолжила своё движение…

Что хотела увидеть Анна Ягеллоновна? Зачем ей нужно было увидеть Северина Наливайко - принесшего столько бед и несчастий полякам? И почему, в таком случае, она не удостоила даже мимолетным взглядом того же Матвея Шаулу - сделавшему полякам зла не меньше Наливайки?

Есть мнение, что в начале пятидесятых годов Анна Ягеллоновна - тогда молодая тридцатилетняя женщина - была страстно увлечена Дмитрием Сангушко, красавцем, умницей и сорви-головой. Но молодой магнат не ответил взрослой и замужней женщине взаимностью - он был безумно влюблён в Гальшку Острожскую, с которой и обвенчался - причем тайно - в 1554 году. Молодая пара бежала от преследования польского короля - желавшего самостоятельно назначить супруга одной из наиболее богатых невест польского королевства - в Чехию. Их брак продолжался недолго - Дмитрий Сангушко был убит в Яромеже посланными за ним поляками - но Гальшка успела забеременеть и в начале 1555 года родила мальчика. Этот мальчик - по отцу Гедиминович, по матери - Рюрикович - был правнуком короля Сигизмунда І Старого и имел на польский престол не меньше прав, чем король Сигизмунд III. И Анна Ягеллоновна - что представляется вполне правдоподобным - ЗНАЛА, что мятежник и предводитель казаков Северин Наливайко и есть тот самый мальчик…

Старая королева захотела увидеть сына Дмитрия Сангушко - которого так страстно любила в молодости; и она его увидела. На мгновение она вновь вернулась во дни своей молодости - скованный по рукам и ногам бунтовщик Наливайко так был похож на своего отца! - и поэтому так и не смогла сдержать слёз…

Пока старая королева была жива - Северина Наливайко не смели казнить. Но 9 сентября 1596 года Анна Ягеллоновна предстала перед Всевышним - после этого процесс над предводителем восставших казаков пошёл быстро и довольно скоро добрался до своего финала. 11 апреля 1597 года Северин Наливайко был публично обезглавлен, а тело его четвертовано.

Сигизмунд III уничтожил своего главного и самого опасного врага - так и не сумевшего стать князем Русским…

326/7 <15+20+?> Миколай Ежи (Николай Юрий) Чарторыйский [Чарторыйские]
Рођење: 1585
Свадба: <36> Изабелла Корецкая (Чарторыйская) [Корецкие] b. 1595 d. 1669, Клевань
Смрт: 1661
307/7 <17+14> Иван Фёдорович Мстиславский [Мстиславские]
У Петра-Худай-Кула было две дочери, обе по имени Анастасии. Старшая из них была замужем за кн. Федором Михайловичем Мстиславским, младшая - за кн. Василием Васильевичем Шуйским. У А. П. Мстиславской был сын Иван Федорович, дочь которого Анастасия Ивановна вышла замуж за бывшего Касимовского хана Саин-Булата, крестившегося с именем Симеона Бекбулатовича.
348/7 <19+22> Богдан Павлович Сапіга [Сапіги]
podkomorzy bielski 1566, kasztelan brzeski 1580, kasztelan smolenski 1585, wojewoda minski 1588
359/7 <23+30> Олександр Олександрович Полубенський [Полубенські]
Свадба: <39> Zofia Alemani [Alemani]
Смрт: 1616
3710/7 <21+26> Софія Михайлівна Чарторийська [Чарторийські]
Софія Михайлівна, дочка Михайла Олександровича, православна — Вацлав Боговитин-Шумбарський, православний (перед 1589).
3911/7 <17+14> Jędrzej Pozarzycki Pozarycki Pozaryski Mscieslawski [Mscieslawscy]
Вскоре отец к пожалованному Илье "за службу" прибавил старое семейное имение, доставшееся в наследство от предков, первым владельцем которого, вполне вероятно, и был родной брат сподвижника и друга Ивана Грозного князя Ивана Федоровича Мстиславского - Яджей (Jędrzej). Об этом малоизвестном персонаже русско-литовской истории сообщает Каспер Несецкий в своем "Herbarz Polski":

"Pozarzycki w Mscieslawskiem wojewodstwie. Genealogia Oginskich na mappie sztychowana, od Jedynowladzcow Ruskich poczatki tego domu zasiega, gdzie powiada ze Teodor ksiaze Siewierski, od Wlodzimierza monarchy Ruskiego idacy, mial dwoch synow: Jedrzeja i Iwana, od Jedrzeja poszly le ksiazece domy, Pozarzyckie, Starodubowskie i Paleckie. Jan Pozarzycki czesnik Mscieslawsi 1674. Eliasz towarzisz Pawla Sapiehy wojewody Wilenskiego i hetmana. Constit. 1677. Heronim, ale Potrzyzycki pisza w Orszanskiem 1674. Kazimierz 1700".

Из чего можно сделать вывод, что родственниками князей Пожаржицких были представители домов Огинских, Стародубских и Палецких, и все они происходили от "Владимира, монарха русского", то есть были Рюриковичами. Но в какой-то момент предки профессора потеряли большую часть принадлежащих семье уделов, утратив после этого право называться князьями. Первоначально все дворяне Пожаржицкие, Пожоржицкие, Пожарицкие и Пожариские относились к польскому гербу Belty (разновидности 1 и 4), но у Пожоржицких имелся "собственный" герб, на котором под тремя "стрельными болтами" располагался коричневый полумесяц, обращенный рогами кверху (4). Последние представители этих домов как дворяне упоминаются еще в XIX веке, но вскоре и они исчезают как рода, входящие в герб Бэлты. Зато те же фамилии, начиная с XVII века, начинают появляться среди следующих гербов: Кшывда (Krzywda), Остойя (Ostoja), Помян (Pomian), Правдич (Prawdzic) и Долега (Dołęga).

8

581/8 <32> София Чарторыйская ? (Чарторыжская) (Скоропадская) [Чарторыйские] 622/8 <30> Иван Иванович (Большой) Мстиславский [Мстиславские]
Смрт: умер в детстве
633/8 <30> Иван Иванович (Меньшой) Мстиславский [Мстиславские]
Рођење: умер в детстве
534/8 <34+38> Mikołaj Sapieha [Sapieha]
Рођење: ~ 1558
Свадба: <42> Regina Monwid Dorohostajska (Sapieha) [Dorohostajscy] d. 1622
Смрт: 1638
sekretarz królewski, wojewoda miński 1611, nowogrodzki 1618
425/8 <31+35> Януш Заславский [Заславские]
Рођење: 1562, или 1556
Титуле : князь
Свадба: <43> Александра Романовна Сангушко (Заславская) [Сангушки] b. ~ 1560 d. 1602
Титуле : од 1604, воевода Волынский
Свадба: <44> Marianna Leszczyńska (Firlej, Zasławska) [Leszczyńscy] b. 1574 d. 1642
Смрт: 4 август 1629
с 1591-воевода Подляшский, с 1604-Волынский. Сначала был кальвинистом, в 1603 перешёл в католичество
526/8 <34+38> Павло Степан Сапіга [Сапіги]
Рођење: 1565
Свадба: <45> Zofia Daniłowicz (Sapieha, Opalińska) [Daniłowicz] b. 1590 d. 1642
Смрт: 1635
dworzanin pokojowy 1580, dworzanin hospodarski 1587, koniuszy wielki litewski 1593, podkanclerz litewski 1623, starosta telszyński, oszmiański, homelski
447/8 <29+33> Миколай Сапега [Сапеги]
Рођење: 1581, Речь Посполитая
Свадба: <46> Ядвига Анна Война (Войнянка) (Сапега) [Война] d. 1642
Свадба: <47> Эльжбета Прусиновская (Сапега) [Прусиновские] d. > 1648
Смрт: 1644, Речь Посполитая
dworzanin hospodarski 1616, chorazy wielki litewski 1627, wojewoda minski 1638, wojewoda brzeski 1638, kasztelan wilenski 1642.

1-я жена (с1616) Ядвига Анна Войнянка (ум.1642);

2-я жена (с1643) Елизавета Прусиновская (ум. после 1648)
608/8 <30> Василий Иванович Мстиславский [Мстиславские]
Смрт: 1582
479/8 <31+35> Михаил Янушевич Заславский [Заславские]
Титуле : князь
Смрт: 1587
5610/8 <29+32> Krzysztof Sapieha [Sapieha]
Рођење: 1590
Свадба: <48> Elżbieta Zofia Firlej [Firlejowie] b. 1609 d. 1645
Смрт: 1637
podstoli litewski 1623, stolnik litewski 1630, krajczy litewski 1631, podczaszy litewski 1633
4011/8 <30+37> Анастасия Ивановна Мстиславская [Мстиславские]
вдова князя Черкаського, бувшого голови земщини.
4512/8 <34+38> Andrzej Jerzy Sapieha [Sapieha]
starosta homelski i bialski
5513/8 <31+35> София Янушевна Заславская (Загоровская, Тышкевич) [Заславские]
4314/8 <32+36> Михаил Юрий (Михал Ежи) Чарторыйский [Чарторыйские]
Рођење: 1621
Титуле : князь
Свадба: <54> Joanna Weronika Olędzka (Czartoryska, Oleśnicka) [Oledzcy] b. 1652 d. 1729
Смрт: 13 април 1692, Подгорцы, Польша
воевода сандомирский, волынский 1661, брацлавский 1658, каштелян волынский 1653, боролся с восстанием Богдана Хмельницкого
6115/8 <30+37> Ирина Ивановна Мстиславская [Мстиславские] 4116/8 <30+37> Фёдор Иванович Мстиславский [Мстиславские]
Број деце: все умерли во младенчестве
Смрт: 16 децембар 1622
отримував найбільшу платню в Московському царстві - 1200 рублів в рік. Був одним з претендентів на престол.
4617/8 <32+36> Ян Кароль Чарторыйский [Чарторыйские]
podkomorzy krakowski 1664, Starost of Krzemieniec, Sniatyn, Lanckorona starost krzemieniecki, sniatynski, wielicki, bochenski i lanckoronski
4818/8 <29+33> Фридерик Сапіга [Сапіги]
Свадба: <58> Ewa Skaszewska (Sapieha) [Skaszewscy] d. < 1642
Смрт: 1626
podkomorzy wlodzimierski
5119/8 <34+38> София Агата Сапега (Пац) [Сапеги]
Смрт: ~ 1630
5420/8 <30+37> Марфа Ивановна Мстиславская [Мстиславские] 4921/8 <35+39> Константин Полубинский [Полубинские]
książę, wojewoda parnawski
5022/8 <32+36> Анна Чарторыйская (Тарло) [Чарторыйские]
Титуле : княжна
Свадба: <61> Jan Aleksander Tarło [Tarłowie] d. 1680
Смрт: > 1684
5723/8 <38+34> Раїна Остафіївна Волович [Воловичі]
5924/8 <39> Илья Андреевич Пожарицкий [Пожарицкие]
В соответствии с "Делом о дворянстве Пожариских", хранящемся в Санк-Петербургском ГАРФ одним из самых первых предков профессора, получивших фамилию Пожариский, был Илья Пожарицкий или Пожаржицкий, упомянутый в Конституции 1677 года короля Польши Яна III Собески.

Конституция 1677 года - из которой можно узнать, что во время очередной войны между Московией и Польшей он являлся знаменосцем "Белой хоругви" виленского воеводы Павла Сапеги. В том бою он попал в плен, но через некоторое время вернулся на Родину - в Великое княжество Литовское, Русское и Жемайтское (W. X. L.) которое к тому времени уже несколько столетий находилось в унии с Польшей.

Вскоре отец к пожалованному Илье "за службу" прибавил старое семейное имение, доставшееся в наследство от предков, первым владельцем которого, вполне вероятно, и был родной брат сподвижника и друга Ивана Грозного князя Ивана Федоровича Мстиславского - Яджей (Jędrzej). Об этом малоизвестном персонаже русско-литовской истории сообщает Каспер Несецкий в своем "Herbarz Polski": "Pozarzycki w Mscieslawskiem wojewodstwie. Genealogia Oginskich na mappie sztychowana, od Jedynowladzcow Ruskich poczatki tego domu zasiega, gdzie powiada ze Teodor ksiaze Siewierski, od Wlodzimierza monarchy Ruskiego idacy, mial dwoch synow: Jedrzeja i Iwana, od Jedrzeja poszly le ksiazece domy, Pozarzyckie, Starodubowskie i Paleckie. Jan Pozarzycki czesnik Mscieslawsi 1674. Eliasz towarzisz Pawla Sapiehy wojewody Wilenskiego i hetmana. Constit. 1677. Heronim, ale Potrzyzycki pisza w Orszanskiem 1674. Kazimierz 1700".

Из чего можно сделать вывод, что родственниками князей Пожаржицких были представители домов Огинских, Стародубских и Палецких, и все они происходили от "Владимира, монарха русского", то есть были Рюриковичами. Но в какой-то момент предки профессора потеряли большую часть принадлежащих семье уделов, утратив после этого право называться князьями. Первоначально все дворяне Пожаржицкие, Пожоржицкие, Пожарицкие и Пожариские относились к польскому гербу Belty (разновидности 1 и 4), но у Пожоржицких имелся "собственный" герб, на котором под тремя "стрельными болтами" располагался коричневый полумесяц, обращенный рогами кверху (4). Последние представители этих домов как дворяне упоминаются еще в XIX веке, но вскоре и они исчезают как рода, входящие в герб Бэлты. Зато те же фамилии, начиная с XVII века, начинают появляться среди следующих гербов: Кшывда (Krzywda), Остойя (Ostoja), Помян (Pomian), Правдич (Prawdzic) и Долега (Dołęga).

Джерельна довідка за населеним пунктом