Мамай Кий b. 1335 d. 1380 - Индекс потомака

Из пројекта Родовид

Особа:249667
Generation of a large tree takes a lot of resources of our web server. Anonymous users can only see 7 generations of ancestors and 7 - of descendants on the full tree to decrease server loading by search engines. If you wish to see a full tree without registration, add text ?showfulltree=yes directly to the end of URL of this page. Please, don't use direct link to a full tree anywhere else.
11/1 <?> Мамай Кий [Киї]
Рођење: 1335
Титуле : од 1357, хан Золотой Орды
Смрт: 1380
Свадба: <1> Тулунбек-ханым [Чингизовичи] d. 1386

Людина, яку можна вважати легендарним батьком-засновником Війська Запорізького Низового. Всі перші кошові отамани цього війська, старости Черкаські - її нащадки чи їх родичі (князі Глинські, Вишневецькі, Ружинські, Острозські, Косинські, Дашкевичі і т.д.).

Козак Мамай (козак-мамай, козак-бродяга) — один із найпопулярніших в Україні образів козака-лицаря, якого називають космогонічним уособленням українського народу загалом. Перші відомі зразки Козака Мамая сягають ранньої доби Козаччини. Символ став настільки популярним і влучним глибинним образом серед народу, що позиціонувався в українській хаті на рівні з іконами (образами святих). З іменем (назвою) тісно пов'язаний стародавній термін "мамаювати" (мандрувати, козакувати, вести козачий спосіб життя), "ходити на мамая" (іти навмання, куди очі дивляться).

Напис на одній зі стародавніх картин з козаком-мамаєм:

«Не завидую нікому — ні панам, ані царю. Богу своєму святому я за все благодарю! Хотя титлом і не славен, та жизнь весело веду, У ділах своїх ісправен, я вовік не пропаду».

Мамай на протяжении 18 лет подавлял любые проявления вольницы среди многочисленных претендентов на престол. Не желая стать жертвой заговора, Мамай оставил столицу Золотой Орды, Сарай, и провозгласил своей ставкой основанный им город Орда (ныне находится на дне Каховского водохранилища) – в нескольких десятках километров от тех мест, где позже казаки устраивали свои Сечи. Опять же – случайно ли? – именно отсюда Мамай руководил огромной степной империей.

Поговорим теперь о главных действующих лицах нашей истории. И начнем с крымского темника.

Собственно говоря, что мы знаем о Мамае? Как выясняется, почти ничего. Происхождение его остается до сих пор загадкой.

Фактически есть только одна попытка в этом разобраться: статья А. А. Шенникова «Княжество потомков Мамая (к проблемам запустения Юго-Восточной Руси в XIV–XV вв.)», появившаяся в 1981 г.{113} В ней высказана версия, что Мамай происходит из племени меркитов. Но основания для этого довольно шаткие. Поскольку базируется все на одном-единственном документе: письме хана Большой Орды Шах-Ахмета к князьям Глинским. Последние, как известно, производят себя от Мамая. Вот что написано в пространной редакции их родословной, находящейся в так называемом «Списке А» и в «Келейной книге»:

«Подлинный родослов Глинских Князей. Князи же убо Кияты кочевали на сеи стороне Волги [до Чинги Царя, а] имянем почтенно (подчтенно) Государство имели от иных стран писали к ним называючи их Падшим (Падышаг) еже есть Государь. И пришед (Книгиз) Царь, великую брань сотворил с Кияты, и последи умираше, и вдал Чингиз (Книгиз) Царь дшерь свою Захолубь (Захолуб) за Бурлуда (Бурму), и Кияты Тохкоспа (Тохтоспа) Чингиз Царь (Чингизу Царю) бездетну сущу приближися дни его смерти (и в приближение днеи его смерти), прежреченным (преждереченным) же Киятом в тоже время не владущи и Падшаго имянем. И приде Царь Кутлуз (Кутлуи) [и] ополчився, Тохтагееву (и Тохтаго) Орду взял, и три Царицы его взял за себя, и тако свершив Цареи [и] царствова на большой Орде много лет и много детей породи; и так от Черклуева (Черкуглиуева) царство (царства) роду Кияты родословятся, а (и) имянуются царского роду, даже и до Мамая Царя.

[А у Мамая Царя] сын Мансур-Кият (Маркисуат) а у Мансур-Кията (Маркисуата) [Князя] дети [два сына: Князь] Алекса (Алеша), а (да) [другой] Скидырь [Князь]. И после Донскаго побоища Мамаев сын Мансур-Кият (Маркисуат) Князь зарубил три городы Глинеск, [да] Полдову (Полтаву), [да] Глеченицу (Глиницу) дети же Мансур-киятовы (Мансуркиатовы) меньшой сын Скидер (Скидырь) [Князь] поймав [поимав] стадо коней и верблюдов и покочевал в Перекопи, а большой сын [его] Алекса (Олеско) [Князь, а] остался на тех градех преждереченных [городех].

И по Божию изволению (изволению Божию) [похоте] (тот) Алекса [Князь крестился, и] прислал к Киеву (послал в Киев к митрополиту, чтоб креститсца) и митрополит [Киевской] крестил его [в крестьянскую веру], и дал ему во святом крещении имя (имя во святом крещении) Князь Александр (Александр Князь); [а у] Александра сын [Князь] Иван с отцем же крестился (крестился вместе с отцом). И в те времена (то время) [случился] приехати к Киеву (приехал в Киев) Великому Князю Витовту Литовскому (Велики Князь Литовский Витофт) и после ко Князю Александру (и просил Князя Александра) [Мансур-Киятовичу], и сыну (сына) его [ко Князю Ивану]; что похоте служити (чтоб они пошли к нему в службу); и (они) [Князь Иван и с отцем своим Александром сотворили хотение Великого Князя Витовта, и приехали] (в службу) к нему, (и пошли) и били челом ему [в службу] с своими предреченными (преждепомянутыми) тремя городы. И Князь Великий Витовт прия (принял) их (зело) честно не яко слуг, но яко [единых от] сродних (сродников) своих, и дал им [на приказ] вотчины волости: Станку (Стайку), Хорозов (Хозоров), Сереков, Гладковича (Гладковичи); (и Князь Ивана Александровича Великий Князь Витофт женил и) дал [Витовт] за [Князя Ивана Александровича] (него) княж Данилову дщерь (дочь) Остроженскаго (Острожского) Княжну Настасью».

"Мамай пользовался в Золотой Орде огромным влиянием. Но ханом он не был и не мог быть никогда по причине того, что не являлся потомком Чингисхана. И потому, наверно, создал свою орду — Мамаеву. Кстати, в русских летописях иногда встречается «Мамаева орда», но ее опять же все историки и тем более писатели-публицисты отождествляют с Золотой Ордой. Мол, разные названия одного и того же. И только в конце XX века пробился первый свет, появилось первое сообщение. Вадим Кожинов незадолго до смерти определил и доказал, что «Мамаева Орда» и Золотая Орда — совершенно разные образования. Он привел ранее никогда не упоминавшиеся в исследованиях «Памятные записи армянских рукописей XIV века», в которых черным по белому начертано:

«Завершена сия рукопись в 1371 году во время владычества Мамая в области Крым…»

«Написана сия рукопись в 1377 году в городе Крым во время владычества Мамая — князя князей…»

Переводы сделал и представил Вадиму Кожинову армянский ученый В. А. Микаелян. А значит, вся наша историческая наука до Кожинова и Микаеляна не удосуживалась заглянуть в древние армянские рукописи, живя с армянами в одном государстве — России и Советском Союзе? Остается только вздохнуть…

Одним словом, была отдельная и довольно могущественная Мамаева Орда в Крыму. Причем Мамай одновременно набирал в свою армию и конников из Золотой Орды. В общем, властелин громадных пространств, командующий многочисленной армией, диктовавший свою волю и Москве, и Рязани, и Золотой Орде, и в чем-то даже Ягайле, великому князю Литвы. Вот против кого и выступил Дмитрий Московский…"

И метнулся поганый Мамай от своей дружины серым волком и прибежал к Кафе-городу. И молвили ему фряги: “Что же это ты, поганый Мамай, заришься на Русскую землю? Ведь побила теперь тебя орда Залесская. Далеко тебе до Батыя-царя: у Батыя-царя было четыреста тысяч латников, и полонил он всю Русскую землю от востока и до запада. Наказал тогда бог Русскую землю за ее согрешения. И ты пришел на Русскую землю, царь Мамай, с большими силами, с девятью ордами и семьюдесятью князьями. А ныне ты, поганый, бежишь сам-девят в лукоморье, не с кем тебе зиму зимовать в поле. Видно, тебя князья русские крепко попотчевали:

нет с тобой ни князей, ни воевод! Видно, сильно упились у быстрого Дона на поле Куликовом, на траве-ковыле! Беги-ка ты, поганый Мамай, от нас за темные леса!”

2

21/2 <1+1> Мансур Кият Мамаев сын Глинский [Глинские]
Смрт: > 1392
перший князь Глинський. отримав титул і землі над річкою Сулою для оборони від набігів татар від Вітовта. Глинськ - фортеця над р.Сулою, ймовірно сучасна Золотоноша.

Конспективно скажу следующее. После поражения на Куликовом поле Мамай бежал в Крым, в Кафу, где был убит соперниками в следующем 1381 году. Видимо, сам князь Кият Мамай был не татарского, а половецкого происхождения, но женат он был на дочери хана Бердибека из царственного рода Чингизидов.

У Мамая было по крайней мере два сына. Один из них – князь Мансур Кият продолжал верховодить смешанными отрядами из черкесов, татар, славян, потомков половцев и хазар, которые проживали на части территории Черниговщины. Этот межэтнический субстрат в истории носит название севруков. С православными севруками некоторые историки – и в том числе А.А.Шенников – связывают происхождение запорожского и донского казачества. Мансур Кият Мамай был основателем трех крепостей – Глинской, Глинищевской и Полтавы. При этом последний топоним может указывать на связь с этнонимом «половец».

Мансур был убит под Самарой в сражении с войсками Тимура в 1391 году. Сын же Мансура – Алекса не позже 1390 года был крещен в Киеве. Таинство Крещения совершал знаменитый святитель Киприан, митрополит Киевский и всея Руси, который с 1390 года занял Московскую кафедру. Алекса Мансурович в крещении был наречен Александром. Тогда же был крещен и внук Мансура – сын Алексы, именем Иоанн.

...

С XIV века на Приосколье, территории заселения северцев, обосновалась группа татар во главе с Яголдаем, отставшая от проходившего через этот район войска хана Улук-Мухаммеда. Возникло полугосударственное образование типа Запорожской сечи, под название «Яголдаева тьма». Оно вероятно входило, как автономное военное формирование, в половецко-северское княжество Мансура – сына Мамая. В 1500 году район отошел к Москве в связи с переходом князя Вяземского, мужа внучки Яголдая, с польской службы на московскую. В 1570 г. в этом районе существовали какие-то оскольские казаки, одного из которых звали Ивашка Матвеев. В 1600 г. этих казаков принимали на московскую службу, из чего следует, что они не были связаны непосредственно с донскими казаками. Упоминание о казаках, по-видимому, старожилах в данной местности, мелькает и в 1615 г.

Яголдай -это сын Сарая, владевший тьмою в Путивльском повете, в составе городов: Оскола, Мужеча, Милолюба и других. Этот Яголдай был женат на Зиновии Ельцовой ( АЮЗР, 1, №15), от которой имел двух сыновей : Романа и имя другого не известно. У Романа была единственная дочь за князем Вяземским, с которым сбежала в Москву. У без именного сына было несколько дочерей:одна за Дебром Калениковиче, другая за Михайлом Гагиным,третья за Федком Голончицем и четвертая за Кунцом Сенковичем. После бегства Вяземских, они разделили между собой Яголдаеву тьму. ( Акты Лентовича,1,№339).

Сараевичи как и Глинские, служилии военную службу господарю, за что и были пожалованы вотчинами ( так что Глинский остров Литовский может быть реальность, в фальшивках таких грубых и открытых ошибок не допускали) и попали в число Киевских бояр.Предполагаю, что остров Литовский перешел во владение Геевских, после разрешения всех споров за него среди Велавских.Солтановичи, как выходцы из Ягылдовичей, попали в Киевское боярство.

В Келейной книге и Синодальном списке, составленных много позже смерти последнего Глинского, род прослежен от темника Мамая, сын которого якобы выехал из Крыма и создал в приграничье между Золотой Ордой и великим княжеством Литовским автономное княжество: И после Донскаго побоища Мамаев сын Мансур-Кият (Маркисуат) Князь зарубил три городы Глинеск, [да] Полдову (Полтаву), [да] Глеченицу (Глиницу) дети же Мансур-киятовы (Мансуркиатовы) меньшой сын Скидер (Скидырь) [Князь] поймал [поимав] стадо коней и верблюдов и покочевал в Перекопы, а большой сын [его] Алекса (Олеско) [Князь, а] остался на тех градех преждереченных [городех]. Составители родословцев сообщают, что сей Алекса (или Лексад), приняв крещение, получил в удел от Витовта города Глинск и Полтаву. Из этого следует, что в полвека, прошедшие за Куликовской битвой, они умудрились вписать четыре поколения Мамаевых потомков. В этом известии позволительно видеть типичную родословную легенду, когда основателем рода называется наудачу выхваченное из летописей имя (в данном случае татарское — налицо влияние сарматизма). В родословце также повествуется о том, как предки Глинских спасли Витовта после разгрома на Ворскле, правда, существует вероятность, что и этот красочный рассказ «сфальсифицирован»[2].

Реальность легенды о происхождении Глинских от Мамая принимает историк А. А. Шенников[3]. В подтверждение своего мнения он ссылается на неназванную «русскую летопись», которая одного из Глинских, Ивана Малого, именует Мамаем, а также приводит письмо Шейх-Ахмеда к братьям Глинским (1501), в котором тот обращается к ним «Кияты князья Мамаевы истинные дети», якобы «апеллируя к ещё не угасшему татарскому этническому самосознанию Глинских»[2].

Гипотетическое литовско-татарское княжество на территории современных Черкасской и Полтавской областей Шенников относит к группе пограничных государственных образований юго-востока Руси, в которых при «срастании славянской и тюркской частей населения» шло складывание казачества. Он высказывает догадку о том, что «князья тут были более похожи на казачьих атаманов, чем на настоящих феодалов»[2]. Типичным представителем этих татаро-литовских князей, видимо, был Богдан Глинский, в 1500 году взятый русскими в плен под Путивлем.

  • Аннотация пространной редакции: «Царь Ординский Мамай коего на Дону побил [Князь Великий] Дмитрий Иванович а у Мамая Царя сын Мансуркиян (Мансуркиан) Князь а у Мансуркияна (Мансуркиана) Князя сын Олекса (Алеска) Князь а крестил его в Киеве Митрополит, а (и) от него (пошли) Глинские (Князи)».

Заметка из оглавления «Бархатной книги»: «Глинские Князья. Выехали из Литвы, а в оную из Татар, где до выезда в Россию даны были им вотчины Глинеск, да Глинище; а от того и название своё получили».

Как видим, по аннотации пространной редакции Глинские – прямые потомки золотоордынского темника Мамая, «героя» Куликовской битвы (он, как обычно в русских источниках, неверно назван «царём», то есть ханом, каковым на самом деле не был). По заметке из «Бархатной книги» Глинские – всего лишь какие-то выходцы вообще «из Татар», какие в то время в большом количестве поступали на службу к великим князьям литовским и московским, получая за это вотчины с восточнославянским населением. Умолчание о Мамае, как увидим ниже, характерно и для основного текста краткой редакции, вследствие чего мы не исключаем, что заметка в «Бархатной книге» – это аннотация краткой редакции.

Основной текст пространной редакции начинается с родословной Мамая, , которой вовсе нет в краткой редакции: «Подлинный родослов Глинских Князей. Князи же убо Кияты кочевали на сеи стороне Волги [до Чинги Царя, а] имянем почтенно (подчтенно) Государство имели от иных стран писали к ним называючи их Падшим (Падышаг) еже есть Государь. И пришед (Книгиз) Царь, великую брань сотворил с Кияты, и последи умираше, и вдал Чингиз (Книгиз) Царь дшерь свою Захолубь (Захолуб) за Бурлуда (Бурму), и Кияты Тохкоспа (Тохтоспа) Чингиз Царь (Чингизу Царю) бездетну сущу приближися дни его смерти (и в приближение днеи его смерти), прежреченным (преждереченным) же Киятом в тоже время не владущи и Падшаго имянем. И приде Царь Кутлуз (Кутлуи) [и] ополчився, Тохтагееву (и Тохтаго) Орду взял, и три Царицы его взял за себя, и тако свершив Цареи [и] царствова на большой Орде много лет и много детей породи; и так от Черклуева (Черкуглиуева) царство (царства) роду Кияты родословятся, а (и) имянуются царского роду, даже и до Мамая Царя».

Крайняя испорченность текста, имеющего вовсе не читаемые места и, вероятно, немало пропусков, – это явно резуьтат не только многократных ошибок переписчиков, но и очень плохого перевода документа, написанного арабским письмом на каком-то из языков золотоордынской письменности – скорее всего персидском, арабском или кыпчакском. Пытаясь сопоставить то немногое, что можно понять, с историческими фактами, известными по другим источникам, замечаем следующее:

1) Мамай изображен как представитель неких «князей» Киятов. Из других русских источников об этом ничего не известно, но источники другого происхождения, независимые от родословной, это подтверждают.

Так, на рубеже XV – XVI веков последний золотоордынский хан Шах-Ахмат, незадолго до разгрома остатков его орды крымцами, послал польскому королю Александру несколько писем с просьбами о помощи, а когда помощи не последовало, направил в 1501 году ещё письмо, с просьбой повлиять на короля, князьям Глинским, – братьям Ивану, Василию и Михаилу Львовичам, – которые в то время были действительно близки к королю. В сохранившемся польском переводе этого письма интересно обращение: «Кияты князья Мамаевы истинные дети, там рядом с братом моим (королём – А. Ш.), а здесь рядом со мной в моём царстве, справа и слева уланы, князья, четыре корачи большие (корачи – представители особо привилегированных феодальных фамилий. – А. Ш.), у меня нет слуг больших и лучших, чем Кияты князья»…

ссилки

3

31/3 <2> Олександр Мансуров син Глинський [Глинські]
Хришчанство крштење: 1390, Київ, Велике Князівство Литовське
Смрт: > 1399, Велике Князівство Литовське
1390 року в Києві митрополит Кипріан охрестив Олексу Мамая. Він отримав у хрещенні ім’я Олександр і титул князя Глинського. Першим в історичних джерелах із прізвищем Глинський в 1398 році згадується син Олекси-Олександра Іван Олександрович, який був одружений з дочкою князя Данила Острозького Анастасією.

СТАЙКІВСЬКА СОТНЯ. Стайки на Дніпрі - Онук Мамая Лекса з сином Іваном, похрещені в Києві отримали с. Стайну. Спадало на князя Путивльського, княгині Володимирській, а потім князям Корецьким.

В 1392 г. сын Мансура Мамая Алекса, находясь под натиском со стороны двух крупных воинствующих государств Золотой Орды и Великого княжества Литовского, решается признать над собой власть литовского князя Витовта. Для укрепления политических связей с литовской знатью и со своим новым сюзереном Алекса Мамай в том же году крестился в православную веру, получив имя Александр. С этой же целью он женил своего сына Ивана на княжне Анастасии Острожской. После присоединения к Литве внутренняя система управления вотчины князей Мамаев не изменилась, оставаясь до 1508 г. полностью автономным княжеством внутри Великого княжества Литовского (более 100 лет). Витовт передал в полное управление фактически все левобережье Украины. Взамен князь Александр Мансурович Мамай и его потомки должны были защищать эти земли от врагов и участвовать в войнах литовских князей. Так уже в 1399 г. войска князя Александра Мамая участвовали в походе литовского князя Витовта против Золотой Орды, но потерпели поражение от золотордынцев на р.Ворскла. По легенде, при бегстве Александр Мамай спас из болота (в других источниках – из реки) Витовта.

Второй сын Мансура Мамая – Скидер, заручившись поддержкой Витовта отправился со своим половецким войском в 90-х гг. 14 века в западную часть Северного Причерноморья, где стал во главе местных половцев. Благодаря союзу с князьями Мамаями Великое княжество Литовское сумело мирным путем присоединить и поставить под свой контроль огромную территорию Дикого поля.

4

41/4 <3> Иван Александрович Глинский [Глинские]
Вот этот-то Иван Александрович добился себе в 1399 году от Великого Князя Литовского Витовта титула Князя Глинского. И в его управлении уже официально оказались города-крепости, основанные его дедом Мансуром Киятом, – Полтава, Глинск и Глинище. Великий Князь Витовт женил князя Ивана Александровича Глинского на Острожской княжне Настасье Даниловне. Таким образом, их дети обрели генеалогическую связь как с Молдавскими Господарями, так и с Сербским Королевским родом Неманичей. Об этом подробнее писал академик М.Н.Тихомиров.

«И по Божию изволению (изволению Божию) [похоте] (тот) Алекса [Князь крестился, и] прислал к Киеву (послал в Киев к митрополиту, чтоб креститсца) и митрополит [Киевской] крестил его [в крестьянскую веру], и дал ему во святом крещении имя (имя во святом крещении) Князь Александр (Александр Князь); [а у] Александра сын [Князь] Иван с отцем же крестился (крестился вместе с отцом). И в те времена (то время) [случился] приехати к Киеву (приехал в Киев) Великому Князю Витовту Литовскому (Велики Князь Литовский Витофт) и после ко Князю Александру (и просил Князя Александра) [Мансур-Киятовичу], и сыну (сына) его [ко Князю Ивану]; что похоте служити (чтоб они пошли к нему в службу); и (они) [Князь Иван и с отцем своим Александром сотворили хотение Великого Князя Витовта, и приехали] (в службу) к нему, (и пошли) и били челом ему [в службу] с своими предреченными (преждепомянутыми) тремя городы. И Князь Великий Витовт прия (принял) их (зело) честно не яко слуг, но яко [единых от] сродних (сродников) своих, и дал им [на приказ] вотчины волости: Станку (Стайку), Хорозов (Хозоров), Сереков, Гладковича (Гладковичи); (и Князь Ивана Александровича Великий Князь Витофт женил и) дал [Витовт] за [Князя Ивана Александровича] (него) княж Данилову дщерь (дочь) Остроженскаго (Острожского) Княжну Настасью».

5

71/5 <4+2> Семён Иванович Глинский [Глинские]
Смрт: 1448
52/5 <4+2> Борис Іванович Глинський [Глинські]
Смрт: > 1451
Одружений з удовою кн. Івана Корибутовича. Згадується в актах з 1432 р. Сподвижник Свидригайла Ольгердовича (1442 р.).

Згадки

Підтримували Свидригайла четвертинський князь Іван Олександрович, знаний з актів 1432-1451 рр.; князь Гліб Юрійович Довговд, служебнику якого привілеєм 1450 р. дружина Свидригайла Анна підтвердила землі (2112, s.55); друцькі князі Іван Баба, Іван Путята, Василь Красний, Дмитро Сокира; князь Борис Іванович Глинський; сини князя Гурка Федоровича, які тримали Кроснічин до 1433 р.; городенський князь Митько Давидович, який перебував в полоні у Зигмунта Кейстутовича в 1432-1440 рр.; незнаного походження князі Козеки, які отримали на Волині володіння від Свидригайла у 1445 р. (2112, s. 180); пінський князь Юрій Семенович, який був у Луцьку 10.02.1452 р. в момент смерті Свидригайла Ольгердовича разом з його вірним воєводою Юршею (568, с.243); у різні періоди князі Сангушки і, напевно, родоначальник Ружинських — князь Іван, внук чи правнук Олександра Наримунтовича, який отримав Ружин біля Ковеля.

63/5 <4+2> Фёдор Иванович Глинский [Глинские]

6

131/6 <7> Федор Семенович Глинский [Глинские]
Смрт: > 1480
Служив київським князям Олелькові та Іванові, від яких отримав с.Борове, тому частина його нащадків писалася Боровськими.
102/6 <5> Иван Борисович Великий Глинский [Глинские]
Професија : од 1490, наместник черниговский
Смрт: 1498
Посол Литви в Орду (1474,1479-1480 рр.), намісник чернігівський (1490-1498 рр.). У 1482 р. на короткий час втік у Москву.
123/6 <5> Феодора Борисовна Глинская [Глинские] 94/6 <5> Григорий (Георгий, Юрий) Борисович Глинский [Глинские]
Професија : од 1496, намісник овруцький
Смрт: 1503
115/6 <5> Василий Борисович Глинский [Глинские]
Смрт: 1496
186/6 <5> Данило (Дашко) Борисович Глинський [Глинські]
Смрт: < 1496
Родоначальник роду Дашкевичів. Деякі дослідники виводять його з роду Вишневецьких, а не Глинських.
167/6 <7> Иван Семенович Глинский [Глинские]
Смрт: 1504
Заснував смоленську гілку князів Глинських. Його син Юрій († після 1528 р.) у 1516 р. був у Москві. У 1528 р. його взяли у московський полон. Інші брати Юрія: Михайло, Федір († до 1514 р.), Вацлав († після 1506 р.) і Ярослав († до 1505 р.) служили литовським магнатам Мартину Гаштольду та Миколі Радзивілу та отримали володіння на Смоленщині. Ця гілка швидко розрослася і її представники втратили князівський титул. Мав синів Юрій Іванович Глинський Юрія, Михайло Іванович Глинський Михайла та Федір Іванович Глинський Федора. Перший потрапив у московський полон, де помер 1528 року, а два останніх служили литовським магнатам Мартин Гаштольд Мартину Гаштольду та Микола Радзивіл Миколі Радзивілу, від яких отримали володіння у Смоленська земля Смоленській землі. Їхні нащадки розрослися і згодом втратили князівський титул.
178/6 <7> Агафія Семенівна Глинська [Глинські]
Смрт: 1509
89/6 <5> Лев Борисович Сліпий Темний Глинський [Глинські] 1410/6 <7> Андрій Семенович Глинський [Глинські]
1511/6 <7> Дмитрій Семенович Домонт Глинський [Глинські]
Здається мав сина Стефана і внука Потапа Домонтовичів, нащадки якого втратили князівський титул. Нащадки Григорія Домонтовича — відома козацька старшинська родина.

7

201/7 <8+5> Михаил Львович Глинский [Глинские]
Михаил Львович Глинский (1470—1534) — князь из рода Глинских, военачальник и государственный деятель Великого княжества Литовского и Великого княжества Московского. Маршалок дворный литовский с 1500 года, начальник Виленского монетного двора с 1501 года. Предводитель выступления, известного как мятеж Глинских.

Из источников известно о 52 участниках мятежа, причём по меньшей мере 26 из них принадлежали к роду Глинских, были их родственниками, слугами или клиентами. Среди лиц, выехавших с Михаилом в Москву, в Русском временнике упоминаются 11 князей, из них 5 Глинских (трое Львовичей, а также Дмитрий и Иван) и 2 Жижемских (Дмитрий и Василий) — родственников Глинских, из неупомянутых — Иван Козловский (согласно источнику, он служил Глинским), Василий Мунча, Иван Озерецкий и Андрей Друцкий. Остальные 18 упомянутых были нетитулованными лицами — в основном, родственниками и слугами Глинских (двоюродные братья Михаила Глинского Андрей и Пётр Александровичи Дрожджи, а также Якуб Ивашенцев; Семён Александров с детьми Михаилом и Борисом, Михаил Гагин, дьяк Никольский, братья Пётр и Фёдор Фурсы, Иван Матов, Святоша, Деменя, Измайло Туров, Воин Яцкович, а также трое Крижиных, служивших Михаилу Глинскому). Согласно Александру Зимину, большинство из них вошли в состав особой корпорации, получившей название «литвы дворовой».

Глинский Михаил Львович (ск. 1534), государственный деятель, происходил от потомков татарского мурзы Лексада (в Крещении Александра), при вел. кн. Витовте явившегося из Орды в Литву и получившего в удел города Глинск и Полтаву. Михаил Глинский получил образование за границей и долгое время провел в Испании, Италии и при императорском дворе Максимилиана I. Вел. кн. Литовский Александр очень благоволил ему и подчинялся во многом авторитету образованного, талантливого и честолюбивого, возведенного им в звание маршалка дворного Глинского, владения которого охватывали чуть не половину всего Литовского государства. Богатство и влияние князя вызывали в литовских боярах зависть; они боялись, что Михаил Глинский захватит великокняжескую власть после смерти Александра, не имевшего прямых наследников. Вражда особенно обострилась в последние годы жизни вел. князя, отнявшего у пана Ильинича г. Лиду в пользу подручного Г. А. Дрожжи, и вследствие желания Александра всеми путями, даже казнями, избавиться от некоторых неспокойных панов, в чем советчиком ему был Глинский.

Князь приобрел еще большее влияние, одержав блистательную победу над крымскими татарами. После смерти вел. князя в 1506 опасения литовской знати, что Глинский захватит власть и перенесет центр государственной литовской жизни на Русь, не подтвердились. Брат покойного, вел. кн. Сигизмунд, опередил его, прибыв в Вильну, где и был поставлен на великое княжение. Глинский не подвергся открытой опале, но потерял свое влияние. Вскоре у брата Михаила Глинского, Ивана, было отнято киевское воеводство, вместо которого он получил Новогродок, а враги осмелели. Один из них, Ян Заберезский, даже открыто заявлял, что Михаил Глинский — изменник. Напрасно последний требовал следствия и суда по поводу клеветы. Сигизмунд отмалчивался, хотя князь и обращался за посредничеством к венгерскому королю Владиславу.

В 1530 Михаил Глинский командовал под Казанью конницей; перед смертью Василий III приблизил его к себе. У смертного одра вел. князя Глинские присутствовали как ближайшие родственники. В своем завещании Василий обратился к боярам: «Да приказываю вам Михаила Львовича Глинского, он человек к нам приезжий, но вы не называйте его приезжим, а держите за здешнего уроженца, зане он мне прямой слуга, и были мы все сообща и земское дело, и сына моего берегли и делали за один. А ты бы князь, Михайло Глинский, за моего сына, князя Ивана, и за мою великую княгиню Елену, и за моего сына князя Юрия кровь свою пролил и тело свое на раздробление дал». В правление племянницы Михаил Глинский был в числе правившей верховной думы бояр Шуйских, Оболенских, Бельских, Одоевских, Захарьиных, Морозовых и др. Он вместе с Шигоной Поджогиным сначала играл здесь первую роль, но столкнулся с соперником в лице близкого к Елене человека — И. Ф. Овчины-Оболенского-Телепнева. Борьба с последним и обличения племянницы привели к обвинению Михаила Глинского в том, что он «захотел держать государство вместе с одиномышленником своим М. С. Воронцовым». Он был заключен в тюрьму, где и умер.

222/7 <13> Богдан Федорович Мамай Глинський [Глинські]
Свадба: <7> Мария Ивановна Заславская (Глинская) [Заславские]
Професија : од 1488, намісник черкаський
Смрт: 1509
Богда́н Фе́дорович Гли́нський, «Мамай» (пол. Bohdan Gliński, ? — 1509 (1512)) — шляхтич сіверський з роду Глинських, князь, намісник черкаський (1488 — 1495) і путивльський (1495 — 1497). Один з перших провідників козацьких загонів у землях Великого князівства Литовського.

1493 - черкаський староста Богдан Глинський при гирлі Дніпра погромив Очаків - турецьку фортецю.

В XV веке князей Мамаевых в официальных литовских документах начинают именовать князьями Глинскими по названию города Глинск, где находилась их резиденция. Но до середины XVI века большинство представителей рода Глинских в своих документах продолжают подписываться под фамилией Мамай. Так в Киевской летописи упоминается, что в первой четверти 16 века воеводой Киева был Иван Львович Мамай (из князей Глинских). Богдан Федорович Глинский, воевода г. Черкасс (1488-95), тоже использовал имя Мамай. В истории он стал известен тем, что организовал первые черкасские пограничные войска, которые вскоре после этого стали называться казаками. Во главе с ним черкасские казаки в 1493 году впервые громко заявили о себе взятием только что построенного крымскими татарами Очакова.

Рік пізнїйше маємо факт подібний, тільки уживаннє козацького імени меньше виразисте. Менґлї-ґерай доносить в. кн. московському, що його посла Суботу, що йшов від волоського господаря до Криму, коло Днїпрового перевозу „изъ Черкаскаго городка козаки потоптали, все поимали — пЂша остали;" по словам московських аґентів се були „Черкасцї", і з ними „Богданъ, черкаский воєводка" (кн. Богдан Глинський) — вони тодї зруйнували Очаків 3). Звістку сю вважаю не так виразистою, бо сих черкаських людей називав козаками тільки Менґлї-ґерай, а він з свого, татарського становища міг від себе приложити назву козаків до сього українського походу; хоч сам похід вповнї в стилю козацькім.

Богдан Федорович Глинський, воєвода Черкас (1488–95), теж використовував родове прізвище Мамай. В історії він відомий тим, що організував перші “черкаські прикордонні війська”, які за традицією давнього князівства Мамаїв стали називати козацькими. На чолі з Богданом Мамаєм-Глинським черкаські козаки в 1493 році вперше на повний голос заявили про себе узяттям щойно збудованого кримськими татарами Очакова.

233/7 <8+5> Фёдор Львович Глинский [Глинские]
Смрт: 1488
Из источников известно о 52 участниках мятежа, причём по меньшей мере 26 из них принадлежали к роду Глинских, были их родственниками, слугами или клиентами. Среди лиц, выехавших с Михаилом в Москву, в Русском временнике упоминаются 11 князей, из них 5 Глинских (трое Львовичей, а также Дмитрий и Иван) и 2 Жижемских (Дмитрий и Василий) — родственников Глинских, из неупомянутых — Иван Козловский (согласно источнику, он служил Глинским), Василий Мунча, Иван Озерецкий и Андрей Друцкий. Остальные 18 упомянутых были нетитулованными лицами — в основном, родственниками и слугами Глинских (двоюродные братья Михаила Глинского Андрей и Пётр Александровичи Дрожджи, а также Якуб Ивашенцев; Семён Александров с детьми Михаилом и Борисом, Михаил Гагин, дьяк Никольский, братья Пётр и Фёдор Фурсы, Иван Матов, Святоша, Деменя, Измайло Туров, Воин Яцкович, а также трое Крижиных, служивших Михаилу Глинскому). Согласно Александру Зимину, большинство из них вошли в состав особой корпорации, получившей название «литвы дворовой».
264/7 <18> Іван Глинський (Дашкович, Дашкевич) [Дашковичі]
Професија : ключник вітебський
Смрт: > 1499
Після смерті свого батька четвертий син Казимира IV Олександр Ягеллон (1460-1506), здобувши 1492 року право на престол Литовського князівства, відібрав гостомельську частину володіння у Володкевича і передав її своєю грамотою за вірну службу князю Івану Дашкевичу Глинському, якому вже належали села Загальні та Запрудичі.

У 1496 році Володкевич звернувся до Олександра Ягеллона із скаргою на незаконне вилучення з його володіння гостомельського маєтку, мотивуючи свої докази тим, що згадане володіння було йому виділене Казимиром IV, і що цей маєток він "вислужив" у його милості - батька князя. Та Олександр не задовольнив скаргу Володкевича і не погодився повернути йому маєток. Більше того, він своєю грамотою підтвердив право Івана Глинського на на довічне володіння й користування гостомельською частиною Приірніння. Глинські були дуже відомою князівською родиною. Брат Івана Михайло Глинський — видатна постать в історії. Освіту він здобув у Західній С'вропі, там же прийняв католицьке віросповідання. Деякий час перебував на службі у цісаря Максиміліяна, потім — у курфюрста Ольбрехта, і здо¬був славу великого знавця воєнної науки. Наприкінці XV ст. він став близькою особою короля Олександра Ягеллона і у 1500 році вже був дворовим маршалком (міністром двору). Саме в цей час до володінь його брата Івана і відійшов Гостомель. Становище Михайла стало двояким. З одного боку — йому заздрили литовські магнати, і другого ним зацікавилися руські князі. Михайло Глинський підтримував українців і став їхнім визнаним керівником. Він прагнув створити незалежну державу і українських, білоруських та російських земель, які входили на той час до складу Литовського князівства. Становище його значно зміцнилося після перемоги над татарами в битві під Клецьком у 1506 році. Після смерті короля Олександра литовські пани звинуватили Михайла Глинського в його смерті з метою посісти престол. Спільно з братами Іваном та Василем він очолив повстання проти короля Сигізмунда І, проте не знайшов значної підтримки. Незабаром з військом підійшов Сігізмунд І. До нього приєднався і гетьман Костянтин Острозький. Підвели Глинських і союзники. Татари не прибули, а Великий князь руський Василій III дав замало війська. До того ж ці війська по дорозі почали самовільно захоплювати білоруські міста. У цей час Москва й Польща уклали "Вічний мир", за яким до Польщі відійти багато міст правобережної України. Сігізмунд І дозволив Глинським та ще кільком княжим родам виїхати до Москви. Спочатку Михайло Глинський мав там успіх, і Великий князь Василій ПІ обіцяв передати йому Смоленськ. Проте у 1511 році Москва зазнала поразки від Костянтина Острозького і втратила це місто, яке тільки нещодавно було відвойоване. Глинський опинився у в'язниці за підозрою у зв'язках із Сигізмундом 1. Йому вдалося звільнитися тільки завдяки шлюбу його братаниці Анни-Олени Глинської з Великим князем Василієм III. Від цього шлюбу згодом народився син Іван, у майбутньому Іван Грозний. Під час регентства Анни-Олени після смерті Василія III Михайло Глинський став першим її радником. Проте він знову викликав заздрість, його звинуватили в отруєнні Василія III і ув'язнили. Помер Михайло Глинський у в'язниці у 1534 році.

275/7 <18> Василь Дашкович Глинський (Дашкович) [Дашковичі]
Професија : од 1504, намісник черкаський
Смрт: 1507
336/7 <16> Ярослав Іванович Глинський [Глинські]
Смрт: < 1505
327/7 <16> Вацлав Іванович Глинський [Глинські]
Смрт: > 1506
318/7 <16> Федір Іванович Глинський [Глинські]
Смрт: < 1514
199/7 <8> Василий Львович Тёмный Мамай Глинский [Глинские]
Глинский-Темный (князь Василий Львович), главный пособник брата своего Михаила. Переселился в Москву в 1508 г. и вместе с братом Иваном получил от великого князя Медынь. Дочь его Елена в 1526 г. сделалась супругой великого князя Василия Ивановича . См. Полное собрание русской литературы VI, 281, 296; VI, 24, 30, 264; VIII, 271; Карамзин VII, пр. 27 и 40.

Из источников известно о 52 участниках мятежа, причём по меньшей мере 26 из них принадлежали к роду Глинских, были их родственниками, слугами или клиентами. Среди лиц, выехавших с Михаилом в Москву, в Русском временнике упоминаются 11 князей, из них 5 Глинских (трое Львовичей, а также Дмитрий и Иван) и 2 Жижемских (Дмитрий и Василий) — родственников Глинских, из неупомянутых — Иван Козловский (согласно источнику, он служил Глинским), Василий Мунча, Иван Озерецкий и Андрей Друцкий. Остальные 18 упомянутых были нетитулованными лицами — в основном, родственниками и слугами Глинских (двоюродные братья Михаила Глинского Андрей и Пётр Александровичи Дрожджи, а также Якуб Ивашенцев; Семён Александров с детьми Михаилом и Борисом, Михаил Гагин, дьяк Никольский, братья Пётр и Фёдор Фурсы, Иван Матов, Святоша, Деменя, Измайло Туров, Воин Яцкович, а также трое Крижиных, служивших Михаилу Глинскому). Согласно Александру Зимину, большинство из них вошли в состав особой корпорации, получившей название «литвы дворовой».

2110/7 <8+5> Іван Львович Мамай Глинський [Глинські]
До середини XVI століття більшість представників роду Глинських у своїх документах продовжують підписуватися прізвищем Мамай. Так, в Київському літописі згадується, що в першій чверті XVI століття воєводою Києва був Іван Львович Мамай (з князів Глинських).

В XV веке князей Мамаевых в официальных литовских документах начинают именовать князьями Глинскими по названию города Глинск, где находилась их резиденция. Но до середины XVI века большинство представителей рода Глинских в своих документах продолжают подписываться под фамилией Мамай. Так в Киевской летописи упоминается, что в первой четверти 16 века воеводой Киева был Иван Львович Мамай (из князей Глинских).

2911/7 <16> Юрій Іванович Глинський [Глинські]
Смрт: > 1528
2412/7 <8+5> ? Львовна Глинская [Глинские] 2513/7 <9> Олена Глинська [Глинські] 2814/7 <15> Стефан Дмитрович Домонтович [Домонтовичі]
3015/7 <16> Михайло Іванович Глинський [Глинські]
3416/7 <12+4> Андрей Александрович Дрозд [Дрозды]
Из источников известно о 52 участниках мятежа, причём по меньшей мере 26 из них принадлежали к роду Глинских, были их родственниками, слугами или клиентами. Среди лиц, выехавших с Михаилом в Москву, в Русском временнике упоминаются 11 князей, из них 5 Глинских (трое Львовичей, а также Дмитрий и Иван) и 2 Жижемских (Дмитрий и Василий) — родственников Глинских, из неупомянутых — Иван Козловский (согласно источнику, он служил Глинским), Василий Мунча, Иван Озерецкий и Андрей Друцкий. Остальные 18 упомянутых были нетитулованными лицами — в основном, родственниками и слугами Глинских (двоюродные братья Михаила Глинского Андрей и Пётр Александровичи Дрожджи, а также Якуб Ивашенцев; Семён Александров с детьми Михаилом и Борисом, Михаил Гагин, дьяк Никольский, братья Пётр и Фёдор Фурсы, Иван Матов, Святоша, Деменя, Измайло Туров, Воин Яцкович, а также трое Крижиных, служивших Михаилу Глинскому). Согласно Александру Зимину, большинство из них вошли в состав особой корпорации, получившей название «литвы дворовой».

В марте 1507 г. в Москве литвинское посольство, при участии Петра Олехновича - владельца Докудово, потребовало возвращения городов и волостей, захваченных Иваном III. Великий князь Московский Василий Ш ответил отказом и 29 апреля начал третью литвино-русскую войну.

Жигимонт постепенно «задвигает» Глинских: в начале 1507 г. переводит Ивана Глинского из киевских воевод в новогородокские, 26 декабря 1507 г. смещает Андрея Дрозда с лидского наместничества и назначает наместником Юрия Ивановича Ильинича - зятя Заберезинского. Это был прямой вызов клану Глинских. Ночью 2 февраля 1508 г. Михаил Глинский во главе вооруженного отряда совершает наезд на Городню, его люди нападают на дом великого маршалка ВКЛ Яна Юрьевича Заберезинского, вытаскивают из постели 64- летнего старика и отрезают ему голову.

Начинается мятеж князей Глинских. В мятеже участвуют около 2 тысяч человек, в основном вассалы князей Глинских. В марте М. Глинский договорился о совместных действиях с москвичами, в мае объединенные силы Глинского и Шемятича две недели осаждали Менск, опустошили окрестности, загоны были в 8 милях от Вильно, в 4 -от Новогородка, пограбили под Слонимом, Слуцком и Клецком. Андрей Дрозд ходил под Слуцк, Дмитрий Жижемский и Андрей Лукомский ходили до Новогрудка: «Огонь пускали и шкоды чинили, и полону колькодесят тысяч взяли».

3517/7 <12+4> Пётр Александрович Дрозд [Дрозды]
Из источников известно о 52 участниках мятежа, причём по меньшей мере 26 из них принадлежали к роду Глинских, были их родственниками, слугами или клиентами. Среди лиц, выехавших с Михаилом в Москву, в Русском временнике упоминаются 11 князей, из них 5 Глинских (трое Львовичей, а также Дмитрий и Иван) и 2 Жижемских (Дмитрий и Василий) — родственников Глинских, из неупомянутых — Иван Козловский (согласно источнику, он служил Глинским), Василий Мунча, Иван Озерецкий и Андрей Друцкий. Остальные 18 упомянутых были нетитулованными лицами — в основном, родственниками и слугами Глинских (двоюродные братья Михаила Глинского Андрей и Пётр Александровичи Дрожджи, а также Якуб Ивашенцев; Семён Александров с детьми Михаилом и Борисом, Михаил Гагин, дьяк Никольский, братья Пётр и Фёдор Фурсы, Иван Матов, Святоша, Деменя, Измайло Туров, Воин Яцкович, а также трое Крижиных, служивших Михаилу Глинскому). Согласно Александру Зимину, большинство из них вошли в состав особой корпорации, получившей название «литвы дворовой».

8

431/8 <26> Василь Дашкович [Дашковичі]
Професија : городничий ковенський
442/8 <26> Олександр Дашкович [Дашковичі]
Професија : ловчий вітебський
453/8 <26> Євстафій Іванович Дашкович (Дашкевич) [Дашковичі]
Рођење: од 1455, м. Овруч, Велике князівство Литовське, Народився в 1455 році в м. Овручі в багатій боярсько-шляхетській православній родині Дашкевичів гербу Леліва ІІІ.
_FA1: Немає доказів його спорідненності з князями Глинськими.
Смрт: 1535, Річ Посполита
Народився в 1455 році в м. Овручі (нині Житомирська область, Україна) в багатій боярсько-шляхетській православній родині Дашкевичів гербу Леліва ІІІ.

Немає жодних доказів його спорідненності з князями Глинськими.

Еще в конце XV столетия, после окончательного опустошения южной части Киевского княжения Менгли-Гиреем в 1482 г., Переяславский повет представлял одну из областей, более всего пострадавших от татарского погрома; поветовый город и его замок были разрушены татарами; народонаселение или уведено в рабство, или бежало в северную часть Киевщины; на протяжении всего повета оставались только редкие хутора и пасеки, сел не было вовсе. Оставшуюся впусте землю долго никто не хотел брать ни за службу, ни в выслугу. Наконец, в 1503 г. великий князь Александр грамотой, данной на имя киевского воеводы, князя Дмитрия Путятича, пожаловал всю северную половину Переяславского повета, лежавшую по Трубежу и Супою, в качестве выслуги, дворянину своему Дашку Ивановичу, которого сын, известный своими подвигами черкасский и Каневский староста Остафий Дашкович, прочной организацией формировавшегося тогда казачества создал надежный оплот для отражения татарских набегов и дал быстрый ход новой колонизации южных частей Киевщины, а вместе и собственных переяславских «выслуг», в которых «на грунтах басанском и быковском» вскоре явилось 2 местечка: Басань и Быков и 9 сел 1.

Обширные имения эти, по смерти Остафия Дашковича, перешли к старшей племяннице его по сестре, Духне, вышедшей замуж за земянина Стефана Дублянского в 1530 г., сын которого Григорий по причине больших долгов продал, в 1578 году, эти вотчины разбогатевшему киевскому мещанину (из крещеных татар) Андрею Кошколдовичу, зятю киевского войта Василия Черевчея.

Троюрідний небіж Яна Ходкевича.

Однією з найвидатніших і найлегендарніших історичних постатей був староста Черкаський Остап Іванович Дашкевич (1473 – 1535 рр.). Він одночасно виконував обов’язки коменданта міської фортеці, керівника Черкаського староства і був командувачем прикордонної варти, його справедливо вважали найбільшим спеціалістом у дипломатичних стосунках із татарами. Д. Яворницький стверджував, що Дашкевич був новатором в озброєнні козацьких полків. Це він «рушницями, як і шаблями козаків першим 1511 року озброїв». До того вони мали на озброєнні укорочені списи (дротики), луки і стріли, якими володіли вражаюче та наводили жах на ворогів. Дашкевич був одним із перших ватажків козацтва Черкащини. Це вже потім були запорозькі козаки, а до того всі вони звалися черкасами. Ця назва збереглася аж до часів Богдана Хмельницького. Дашкевич був добрим господарем і кмітливим політиком. Він дбайливо упорядкував Черкаси, для захисту від ворогів збудував дерев’яний укріплений замок і не один раз відбудовував його після руйнувань і пожеж.

Воскресенская Слободка до 1923 (когда была включена в городскую черту Киева) представляла собой небольшое "казенное" село к северо-востоку от Дарницы. Эта местность известна под названием Олельково Городище еще с середины XV века - как место загородней резиденции последнего Киевского князя Семёна Олельковича из рода великих Литовских князей Гедиминовичей (1420 - 1470). Младшая дочь кнзя Семёна Александра (Олелька) Семеновна Олельковна была выдана замуж за волынского князя и литовского полководца Константина Ивановича Острожского, на службе у которого с 1499 по 1526 и состоял боярин Евстафий Дашкевич. В виде приданого Острожский получил и земли Олелькова Городища (Воскресенки), а затем назначил управлять ими своего верного боярина и старосту Евстафия. И вот уже со второй четверти XVI века местность стала именоваться как Земля Евстафиевская. Впоследствии местность стала называться Воскресенской Слободкой, поскольку Дашкевич подарил ее Киевской Воскресенской церкви, что севернее Братского монастыря на Подоле.

ДАШКОВИЧ Евстафий - принявший христианство татарский князь из рода хана Тохтамыша; в Литве считался старостой трокским и печатался гербом "Лелива".

Герб Лелива-носитель Евстафий Дашкевич:

«У татарских родов. постоянно видна луна, крест и сабля, в том или ином положении, с теми или иными атрибутами, и какие иные эмблемы мог избрать себе мусульманин по происхождению, обратившийся в христианство и добывший себе дворянство отличием на поле брани»(3).


Герб "Лелива" причисляют к польским гербам, которыми пользовались татары. Об этом свидетельствуют и елементы даного герба - полумесяц, шестиконечная звезда, в некоторых разновидностях и стрела.

Село Юрів є стародавнім селом і ровом Олевської волості, яке згадується в листі Євстафія Дашкевича 15 червня 1515 року.

Борис Дашкевич віддав його під заклад Богдану Глинському в 100 кіл грошей литовських . Глинські були великі магнати, князі- мали великі земельні маєтності на Чернігівщині, Білорусії та Київщині. Один із них Михайло Львович прагнув створити окрему Українську державу, в яку б входили Білорусія та Україна, які перебували під владою Литви. За такі думки польський король і Великий князь литовський Сигізмунд усунув Б.Глинського з посади. Але в 1508 році він зі своїми братами Василем та Іваном очолили інспіроване Московітами повстання проти литовського гніту, яке завершилося поразкою і ганебною втечею Глінських до Московії разом з Дашкевичем.

364/8 <19+8> w Helena Glinskaja [Glinskі]
Рођење: 1506
Свадба: <12> Василий III Иванович [Рюриковичи Московские] b. 25 март 1479 d. 4 децембар 1533
Титуле : од 1533, Rußland, Regentin
Смрт: 4 април 1538
385/8 <19+8> Михаил Васильевич Глинский [Глинские]
Смрт: 1559
Но тогда, после упомянутого пожара, громадного и действительно очень страшного, о котором никто не усомнится сказать «очевидный Божий гнев», — что же было тогда? Было великое всенародное возмущение, так что самому царю пришлось бежать из города со всем своим двором. В этом возмущении толпой был убит из дядьев его князь Юрий Глинский, а дом его разграблен. Другой же его дядя, князь Михаил Глинский, который был голова всему злу, убежал, а угождатели, бывшие с ним, разбежались.

В 1456 году Серпуховско - Боровское княжество было ликвидировано, а Боровскими замлями стали руководить великокняжеские воеводы. Во время правления Василия III город отдается «в кормление» Михаилу Глинскому. Царь же Иван IV Грозный выменял Боровск на город Алексин у своего двоюродного брата Владимира Старицкого, которого потом все равно казнил. Больше город от Москвы не отделялся и даже вошел в опричнину.

В августе 1554 г. из Казани боярин князь Михаил Глинский с товарищами на луговых изменников отправили местных князей и от всех арских (удмурты) и побережных людей с нагорными, а также Дмитрия Кушелева. Казанцы солгали, изменили царю, на черемисов не пошли и сложились с ними, а верных государю многих побили, напали на рыболовов на Каме, на сенокос подступили к Казани.

426/8 <20+6> Василий Михайлович Глинский [Глинские]
Смрт: 1565
377/8 <19> Юрій Васильович Глинський [Глинські]
398/8 <19+8> Іван Васильович Глинський [Глинські]
409/8 <19+8> Горпина Василівна Огрофена Глинська [Глинські]
Полтавські володіння Глинських бачимо в руках Огрофени Василівни Глинської (по чоловікові Байбуза) — дочки Василя Глинського. 1537 року Полтава, за заповітним листом О. В. Байбузи, дісталася її зятеві — чоловікові її дочки Ганни Михайлові Івановичу Грибуновичу (ще писався Грибунов і Грибунович-Байбуза).
4110/8 <22+7> Володимир Богданович Глинський [Глинські] 4611/8 <28> Потапій Степанович Домонтович [Домонтовичі]
4712/8 <26> Милохна Іванівна Глинська Дашкевич (Тишкевич) [Дашкевичі]
Лука селище за Євстафієм Дашкевичем як вітчизна і материзна, вислужене за Олександра і Сигізмунда. Спало на єдину сестру Євстафія Милохну, яка від другого шлюбу мала доньку Богдана заміжню за Іваном Волчковичем Олізаром, її ж донька Богдана Іванівна стала дружиною князя Ружинського. Сучасне село Канівського району
4813/8 <24+10> Богдан Мартинович Хребтович [Хребтовичі]
4914/8 <26> Богдана Іванівна Дашкович (Немирович) [Дашковичі]
Воевода Киевский Андрей Немирович был женат на его сестре Богдане; а Гетман Малороссийский Предслав Лянцкоронский был его друг.

Но со взятия Стародуба в 1535 году имя Дашковича замолкло: уже он не являлся на поприще историческом и вскоре окончил жизнь, оставя Паволочь и прочие свои имения сестре своей Богдане Немировичевой.

5015/8 <30> Олександр Михайлович Глинський [Глинські]
5116/8 <31> Дмитрій Федорович Глинський [Глинські]
5217/8 <31> Богдан Федорович Глинський [Глинські]
5318/8 <31> Іван Федорович Глинський [Глинські]
5419/8 <20+6> Михайловна Глинская [Глинские]
Михаил Львович Глинский был женат на княжне Елене Ивановне Телепневой-Оболенской, дочери князя Ивана Васильевича Немого-Оболенского и двоюродной племяннице князя Ивана Федоровича Овчины-Телепнева-Оболенского (фаворита Елены Глинской). От брака у него были: сын Василий (ум. 1565) и дочь, неизвестная по имени, ставшей женой князя Федора Ивановича Троекурова.
5520/8 <20> Михайловна Глинская [Глинские]
Князь Михаил Глинский со своими многочисленными родичами объявили о переходе на службу к московскому государю вместе со своими землями. Войско Глинских взяло Мозырь (был взят без штурма, т. к. наместником города был местный староста и зять М. Глинского - Якуб Ивашенцев), а также совместно с войском В. И. Шемячича — осадило Минск и Слуцк.
Genealogical Research in the archives of Ukraine
Your Email*
Your First Name*
Your Last Name*
Postcode of your ancestors' place in Ukraine*
Capcha*

Reload
the service is provided by Genealogical Society «Ridni»