Семён Михайлович Шлиндман (Шлиенгер, Розовская) b. 1905 d. 1967 - Индекс потомака

Из пројекта Родовид

Особа:934112
Generation of a large tree takes a lot of resources of our web server. Anonymous users can only see 7 generations of ancestors and 7 - of descendants on the full tree to decrease server loading by search engines. If you wish to see a full tree without registration, add text ?showfulltree=yes directly to the end of URL of this page. Please, don't use direct link to a full tree anywhere else.
11/1 <?> Семён Михайлович Шлиндман (Шлиенгер, Розовская) [Шлиндманы]
Рођење: 1905, Харьков, Российская империя
Свадба: <1> Ольга Константиновна Клемпт (Шлиндман) [Клемпты] b. 1906
Свадба: <2> Лидия Котопуло (Шлиндман, Розовская) [Котопуло] d. 1976, Москва, РСФСР, СССР
Развод: <2!> Лидия Котопуло (Шлиндман, Розовская) [Котопуло] d. 1976, Москва, РСФСР, СССР
Смрт: 1967, РСФСР, СССР
Шлиндман Семен Михайлович (1905-1967), инженер-экономист

(Справка составлена по воспоминаниям сына, Розовского Марка Григорьевича)

1905. — Родился в г. Харькове. Из семьи торговца. Образование – незаконченное высшее.

1922. — Исключен из кандидатов КП(б)У за невыход на работу на производстве и как несовершеннолетний.

1929, 2 февраля. — Поступил на работу в Стройсиндикат. Знакомство с будущей женой Лидией Котопуло , скончалась в 1976.

1937, 3 апреля. — Родился сын Марк в Петропавловске-Камчатском (советский и российский драматург, композитор, Народный артист России, художественный руководитель театра «У Никитских ворот». При оформлении паспорта в 1953 г. Марк берет отчество, фамилию отчима (второго мужа матери) Григория Захаровича Розовского, с указанием национальности – грек.)

1937, 3 декабря. — Арест в г. Петропавловске на Камчатке. До ареста работал начальником планового отдела Треста «Камчатстрой» НКПищепрома СССР.

1938, 31 мая – 22 июня. — Серия допросов, на сон только 16 часов, карцерный режим питания, пытки и издевательства.

1940, 25 апреля – 8 августа. — Отправил 10 обращений с просьбой разобраться и установить невиновность следующим адресатам: А. И. Микояну, в ЦК ВКП (б) – на имя И. В. Сталина, Прокурору СССР, НКВД СССР – Л. Берия.

1940, 15 апреля – 11 октября. — Отправил 13 обращений с просьбой разобраться и установить невиновность в Хабаровск и Петропавловск на Камчатке руководству НКВД и в обком ВКП (б).

1940, 23 июля. — Осужден к 8 годам лишения свободы по обвинению к принадлежности к антисоветской право-троцкистской организации.

1940, ноябрь – 1941, ноябрь. — Находился в Канском ОЛП, работал десятником Стройчасти на строительстве железной дороги.

1941, 15 января. — Обращение к Наркому Внутренних Дел СССР Берия с письмом о пересмотре дела.

1941, ноябрь – 1942, ноябрь. — Работал экономистом на 7 л/п Нижнее-Пойменского отделения Краслага.

1943, июнь – 1946, август. — Работал на 1-м ОЛП Краслага мастером порубки, заведующим шпал заводом, культбригадой 1 ОЛП. Подал несколько заявлений об отправке на фронт.

1946, 12 августа. — Освобожден из Краслага МВД Красноярского края. Переезд в Буреполом под Тулой. Начальник производства 1-ого отделения Буреполомского ИТЛ. Начальник снабжения Тульского участка треста «Трансводстрой». Развод с первой женой.

1948, 12 декабря. — Арестован органами УМГБ по Тульской области.

1949, 16 февраля. — Осужден за принадлежность к троцкистской организации к ссылке на поселение. Этапирован в г. Красноярск и направлен в ссылку на поселение в с. Абан Абанского района Красноярского края. Безработица. Женат на Клемпт Ольге Константиновне, 1906 г. р., портнихе.

1953, 16 апреля. — Обращение с письмом на имя Маленкова о пересмотре дела.

1954, январь. — Переведен на поселение в г. Канск Красноярского края.

1954, 30 июня. — Освобожден из ссылки за недоказанностью обвинения. Реабилитирован.

1967. — Скончался Шлиндман Семен Михайлович.

Я родился в том самом 1937 году. Через шесть месяцев после моего рождения отца арестовали. Он сидел 18 лет в лагерях, но, к счастью, вернулся. Ему "повезло", поскольку его приговорили к смертной казни, но потом изменили приговор. Это даже нельзя назвать приговором, потому что фактически это было постановление того беззакония, которое творилось в то время. Он был не один среди тысяч, миллионов, которые пострадали в то страшное время. Особенно отчетливо помню послевоенное время: "Дело врачей", смерть Сталина.

Вы помните бабушку, дедушку?

- Дело в том, что Розовский - не моя фамилия. Меня усыновил отчим. Его звали Григорий Захарович Розовский, он был инженером. Он просто пожалел мою маму. Это был, как мне кажется, брак по расчёту. По крайней мере, мне не давали понять, что это настоящий брак. Мама всю жизнь безумно любила моего отца, которого звали Семён Шлиенгер. Своего младшего сына я назвал в честь него. Моя мама полукровка: русская и гречанка. Так что, одна моя бабушка русская. Во время войны она меня спасла: при обстреле закрыла меня своим телом, получив ранение в ногу.

- Вы росли в многонациональной семье, как же происходило Ваше национальное самосознание?

- У меня не было особого пути. Я учился в советской школе. Были друзья, чьи родители также пострадали от репрессий. Кто такие евреи? Это народ книги, поэтому я много читал.

-В настоящее время какой культуре Вы отдаёте предпочтение?

- Я вырос в России, получил русскоязычное образование, поэтому в большей степени чувствую себя человеком русской культуры. К сожалению, не знаю иврит, в этом смысле являюсь продуктом своего времени. Меня радует то, что в наши дни еврейские мальчики и девочки получили другие реальные возможности. У нас вся жизнь проходила на сохранении сокровенного. Я был пионером, комсомольцем, но в партию не вступил. К этому времени я уже учился на факультете журналистики. Время от времени возникали вопросы ко мне, но это было редко, поскольку все знали моё отношение к этому. В то время я руководил театральной студией "Наш дом", которую обвиняли в антисоветчине. В то время мы не признавались в этом, но сейчас я с гордостью могу сказать: " да, мы действительно были антисоветскими". У меня была осознанная внутренняя политическая позиция. Мы начинали, когда в Москве не было даже театра на Таганке, в 1958 году, а перестали работать в самом конце шестидесятых.

Тем не менее, студентам МГИМО повезло услышать историю о «пути» известного режиссера. Он рассказал о своих детских годах. О том, как отца, который честно трудился инженером на заводе в Петропавловске-Камчатском, без суда забрали из дома и потом 18 лет мотали по лагерям, а мать осталась с грудничком на руках. В 1956 году Григорий Розовский был полностью реабилитирован, а уже через много лет после его смерти Марку Розовскому по дружбе в ФСБ дали почитать дело отца. «Некоторые страницы были заклеены жесткой зернистой бумагой. Я понял, что это те места, где речь идет о третьих лицах, фактически о доносчиках», — рассказал режиссер.

…В деле отца № Р–3250 четыре многостраничных тома. Я ахнул, когда недавно увидел в читальном зале ФСБ на Кузнецком мосту эти пухлые, изъеденные паршой времени папки — личное дело № Р–3250. Долгие годы они хранили молчание. Страницы, будто обсыпанные пеплом, издавали замшелый запах самого кровавого на свете архива.

2

21/2 <1+2> Марк Семёнович Григорьевич Шлиндман (Розовский) [Шлиндманы]
Рођење: 3 април 1937, Петропавловск-Камчатский, РСФСР, СССР
Свадба: <3> Татьяна Ревзина (Розовская) [Ревзины]
Марк Григорьевич Розовский (3 апреля 1937, Петропавловск-Камчатский, РСФСР, СССР) — советский и российский драматург, композитор, Народный артист России (2004)[1], художественный руководитель театра «У Никитских ворот», Кавалер ордена Почёта (1998), Ордена "За заслуги перед Отечеством (4-й степени (2012г.)). Академик американской Пушкинской академии, член ПЕН-клуба, академик Академии искусств и Академии Эстетики и свободных искусств, дважды "Россиянин года" (2006, 2012).

Упоминания

Я родился в том самом 1937 году. Через шесть месяцев после моего рождения отца арестовали. Он сидел 18 лет в лагерях, но, к счастью, вернулся. Ему "повезло", поскольку его приговорили к смертной казни, но потом изменили приговор. Это даже нельзя назвать приговором, потому что фактически это было постановление того беззакония, которое творилось в то время. Он был не один среди тысяч, миллионов, которые пострадали в то страшное время. Особенно отчетливо помню послевоенное время: "Дело врачей", смерть Сталина.

Вы помните бабушку, дедушку?

- Дело в том, что Розовский - не моя фамилия. Меня усыновил отчим. Его звали Григорий Захарович Розовский, он был инженером. Он просто пожалел мою маму. Это был, как мне кажется, брак по расчёту. По крайней мере, мне не давали понять, что это настоящий брак. Мама всю жизнь безумно любила моего отца, которого звали Семён Шлиенгер. Своего младшего сына я назвал в честь него. Моя мама полукровка: русская и гречанка. Так что, одна моя бабушка русская. Во время войны она меня спасла: при обстреле закрыла меня своим телом, получив ранение в ногу.

- Вы росли в многонациональной семье, как же происходило Ваше национальное самосознание?

- У меня не было особого пути. Я учился в советской школе. Были друзья, чьи родители также пострадали от репрессий. Кто такие евреи? Это народ книги, поэтому я много читал.

-В настоящее время какой культуре Вы отдаёте предпочтение?

- Я вырос в России, получил русскоязычное образование, поэтому в большей степени чувствую себя человеком русской культуры. К сожалению, не знаю иврит, в этом смысле являюсь продуктом своего времени. Меня радует то, что в наши дни еврейские мальчики и девочки получили другие реальные возможности. У нас вся жизнь проходила на сохранении сокровенного. Я был пионером, комсомольцем, но в партию не вступил. К этому времени я уже учился на факультете журналистики. Время от времени возникали вопросы ко мне, но это было редко, поскольку все знали моё отношение к этому. В то время я руководил театральной студией "Наш дом", которую обвиняли в антисоветчине. В то время мы не признавались в этом, но сейчас я с гордостью могу сказать: " да, мы действительно были антисоветскими". У меня была осознанная внутренняя политическая позиция. Мы начинали, когда в Москве не было даже театра на Таганке, в 1958 году, а перестали работать в самом конце шестидесятых.

Тем не менее, студентам МГИМО повезло услышать историю о «пути» известного режиссера. Он рассказал о своих детских годах. О том, как отца, который честно трудился инженером на заводе в Петропавловске-Камчатском, без суда забрали из дома и потом 18 лет мотали по лагерям, а мать осталась с грудничком на руках. В 1956 году Григорий Розовский был полностью реабилитирован, а уже через много лет после его смерти Марку Розовскому по дружбе в ФСБ дали почитать дело отца. «Некоторые страницы были заклеены жесткой зернистой бумагой. Я понял, что это те места, где речь идет о третьих лицах, фактически о доносчиках», — рассказал режиссер.

3

31/3 <2+3> Семён Маркович Розовский [Розовские]
Марк Розовский женат на Татьяне Ревзиной, имеет сына Семена.